в гостях:
Екатерина Иноземцева - основатель Free Publicity School
ведущий авторской программы «Курс Потапенко»:
Дмитрий Потапенко

 Д.Потапенко
― Ну что? Всем доброй ночи, это Курс дядюшки По. Я Дмитрий Потапенко как всегда в 23:00 по четвергам, я рассказываю об экономике и людях, которые ее строят каждый день. Ну, у нас разнообразная экономика, как вы помните. Это и люди, которые делают заводы, пароходы. Но, в целом, экономика не заканчивается этим, в том числе она может строиться словами. Ну, фигурально да и в физическом виде.

У меня в гостях Екатерина Иноземцева, основатель Free Publicity School. Красивое такое офигительное название буржуйское. Сейчас мы постараемся понять, что же это такое? Екатерина пытается зарабатывать (ну, я это обозвал) на графоманах. Наверное, это не совсем верно. Екатерина, откуда деньги? Как говорится, откуда деньги, Зин?

Е.Иноземцева
― Деньги появляются из желания людей писать и публиковаться. Знаете, есть такая потребность у людей самореализовываться, и большой мотивирующий фактор – получать признание.

Так вот многие предприниматели, да и не только предприниматели, поняли, что чем больше они заявляют о себе и звучат, в том числе со страниц СМИ, на радио, на каналах, тем больше у них клиентов без вложений практически и рекламы. И это такой новый и, главное, совершенно бесплатный способ получать и клиентов, и одновременно признание. Вот на этом бизнес.

Д.Потапенко
― Ну а чем мешают для этого социальные сети, там? Сейчас это очень модно. Влоггеры это называются. Вон у нас даже прямо основатели мира, вон, господин Усманов во влоггеры подался.

Е.Иноземцева
― О, да, я вам более того скажу. Таких…

Д.Потапенко
― Он у вас проходил тренинги?

Е.Иноземцева
― Пока нет. Ждем. (все смеются) Пока нет. Но, на самом деле, каналов значительно больше: это и соцсети, и подкасты сейчас записывают (это как радио, только на нишевую тему), и видеоканалы, и собственные блоги ведут корпоративные и персональные.

Ну, вообще начать с того, что любой ваш аккаунт в социальной сети – это уже само по себе СМИ.

Д.Потапенко
― Да, конечно.

Е.Иноземцева
― И то, что вы транслируете о своей жизни, о своем бизнесе, о своей философии, можете привлекать аудиторию, формировать вокруг вас некое ядро. Ну и потом, соответственно, через это вы можете продавать свои услуги и повышать собственную стоимость.

Д.Потапенко
― Ну, если есть, конечно, транспарентность между этими вещами.

Е.Иноземцева
― Что вы имеете в виду под транспарентностью?

Д.Потапенко
― Ну, когда мы говорим, соответственно, когда бизнес является вашим продолжением, а не наоборот.

Е.Иноземцева
― Безусловно, конечно. И здесь, знаете…

Д.Потапенко
― Это уже есть очень большая пропасть между… То есть у кого-то это есть продолжение, а у кого-то, наоборот, этого нет.

Е.Иноземцева
― Это правда. Знаете, сейчас модная такая, популярная штука, «личный бренд» называется. Вот, мы тоже как раз в наших курсах, в нашей онлайн-школе на этом активно прокатываемся. И история в том, что личный бренд можно строить пшиком и вокруг очень много мыльных пузырей, то есть тех, кто…

Д.Потапенко
― Выше крыши.

Е.Иноземцева
― Абсолютно. Можно строить фундаментально из миссии. И, вот, как раз осознать ту ценность предпринимательскую и понять вообще, ради чего это всё, да? На вопрос «Зачем?» себе ответить.


Д.Потапенко
― Я этот вопрос называю «Чтобы что?»

Е.Иноземцева
― Чтобы что – хороший вопрос, спасибо. Знаете, есть такая байка. Пришел как-то американский президент в офис NASA и увидел там уборщицу. Уборщица пол моет. И он ее спрашивает: «А что вы тут делаете?» Не понятно ему, зачем она там тряпкой водит. А ему говорит уборщица: «Да мы людей в космос запускаем». Вот. И вот мне очень нравится эта легенда не легенда. Но можно пол мыть за 15 тысяч рублей, а можно, чтобы чисто было. Вот.

И я как раз своим продуктом, своим бизнесом помогаю людям вытащить из себя ценность, осознать и подсоединиться.

Д.Потапенко
― И продать ее.

Е.Иноземцева
― Да. А чего? Кушать тоже на что-то нужно.

Д.Потапенко
― Ну, смотрите. Вот, опять-таки, я пытаюсь понять. Вы, по сути дела, занимаетесь людьми. Но люди же могут… Ну, вы прокачиваете некую их голову. Но он же может, собственно говоря, это сделать и самостоятельно по формальным признакам. То есть вы некий костыль между ним вчерашним и им будущим. Но он же это может пройти и сам? Через опыт, через в том числе и страдания, и, может быть, радости, ну и далее по списку.

Е.Иноземцева
― Безусловно. Я более того скажу…

Д.Потапенко
― Зачем вам платить? Ну, то есть, вот, я пытаюсь… Мы же всё про деньги же, там, в кармашках порыться.

Е.Иноземцева
― Да-да-да. Смотрите, безусловно, можно пройти самому. Но можно пройти, набивая собственные шишки, можно пройти путь слаженнее, четче и быстрее. И какой сейчас главный ресурс? Время, да? Время – это единица, которую можно вложить в развитие, в собственные шишки, а можно получить готовые алгоритмы и пройти путь значительно быстрее, и эффективнее получить то, что можешь инвестировать в совсем другое, например, в развитие и масштабирование бизнеса.


Давайте конкретнее, да? Вот, в какой отрасли мы работаем? Это онлайн-образование. То есть, вот, много, конечно, слушателей, наверное, сейчас работают в так называемых твердых сферах, то, что понятно, можно пощупать – там, производство, логистика…

Д.Потапенко
― Да не, у нас очень много через программу проходило людей, которые учат виртуально. Очень уже много.

Е.Иноземцева
― Вот. Это здорово.

Д.Потапенко
― Разным всяким приблудам.

Е.Иноземцева
― Ага. Потому что то, о чем я сегодня собираюсь рассказывать и показывать, то, что может повторить каждый, это как раз та штука, которая сейчас называется онлайн-экономикой, то есть как строить бизнес в интернете, да? Представляете, сразу такая мечта, вы на Багамах где-нибудь работаете в ноутбуке из-под пальмы.

Д.Потапенко
― И самое главное, ни хрена не делаешь.

Е.Иноземцева
― Да. Но понимаете, ничего не получится. Ни хрена не делать не получится. Нужно, все-таки…

Д.Потапенко
― Жаль. Я думаю, что сейчас мы отбили с вами целый пласт аудитории.

Е.Иноземцева
― Ну, мы же тут с вами про честность? И про смыслы?

Д.Потапенко
― Ну да. Нет, у меня только про экономику. Я, к сожалению, про вот эту вот бредятину…


Е.Иноземцева
― Да. Я про бутафорию тоже не могу, поэтому буду про честность. И понимаете, вот я тоже, чтобы сразу развеять сомнения (пусть даже это отобьет часть аудитории), сибаритствовать из-под пальмы, ничего не делая, не получится. Вот, на меня многие смотрят и завидуют: «Вот, онлайн-бизнес, у тебя нету расходов на логистику, можешь там жить в Сочи, в Америке, где угодно». Но это огромные вложения с точки зрения бизнес-процессов и с точки зрения командной работы.

У меня полуавтоматизированный бизнес. Можем подробнее этого коснуться, то есть, вот, как вообще настроить систему продаж, чтобы всё, вроде бы, делалось без тебя автоматически. Но слушайте, это такие временные и инструментальные вложения… То есть нужно столько искать и столько считать. Конверсия, статистика, трафики, лидогенерацию. Если говорю совсем непонятным языком, давайте сразу копать. Что, в общем, это…

Д.Потапенко
― Ну, лидогенерацию еще люди-то могут некоторые воспринять, хотя не все. Но если упрощенно, собственно говоря, лидогенерация (вы меня поправьте), соответственно, это переход или такое есть матерное слово «конвертация» просто заинтересованного в покупателя.

Е.Иноземцева
― Да, совершенно верно. Ну, спускается вниз по воронке продаж. Продолжу мысль. Это может сопоставиться по трудозатратам с любым твердым бизнесом.

Д.Потапенко
― Ну и здесь надо сказать, я не вижу виртуального бизнеса. Я уже много раз на эту тему высказывался. Кстати, если кто забыл SMS-портал +7 985 970-45-45 – можно набарабанить смсочку и задать вопрос моей сегодняшней гостье. Так вот, когда я говорю про онлайн-бизнес, я воспринимаю онлайном только малое количество вещей: это продажи билетов. Объясню, почему. Потому что только там существует виртуальная некая площадка, на которую ты заходишь через некое виртуальное пространство, выбираешь на этом виртуальном пространстве некий, опять-таки, виртуальный объект, оплачиваешь некоей виртуальной, там, средой под названием «карта», «деньги» и всё остальное, не получая никакого физического носителя. Приходишь на объект и получаешь услугу, то есть услугу по размещению в виде театральных билетов, железнодорожных и далее везде. Вот это я могу воспринять еще неким, ну там скажем, интернет-бизнесом. Всё остальное, когда есть 2 таких классных персонажа, которых я искренне люблю в виртуальном бизнесе, это девочка прыщавая, сидящая на телефоне, и мальчик-таджик-узбек, который не вовремя приходит и доставляет не то и не сё. То это абсолютно реальный бизнес, причем куда более жестокий, чем мои проклятые столовки и магазины. Они могут грохнуть (вот эти 2 персонажа), грохают любой виртуальный бизнес с самой офигительной лидогенерацией и с самым классным сайтом, нарисованным пусть даже какой-нибудь компанией типа Артемия Лебедева или даже раскрученной BBDO, что называется. Они (вот эти двое) прямо херак, и весь виртуальный бизнес перестал существовать. Но это мое мнение сугубо, оно категорически неверное, но, вот, меня пока еще за эти годы, сколько я, так скажем, не в бизнесе…


Е.Иноземцева
― Никто не переубедил?

Д.Потапенко
― Не, ну, по крайней мере, никто не доказал обратного.

Е.Иноземцева
― Дим, я с вами категорически согласна. Это как раз очень радует, что мы с вами на одном языке говорим. Поэтому я бы как раз с удовольствием рассказала о том, какие «взгоды» и невзгоды поджидают вас на пути к онлайн-бизнесу, и как вообще завести свою онлайн-школу через собственный пример.

Д.Потапенко
― Давайте-ка, вот, к клиентам, которые решили вам вдруг заплатить.

Е.Иноземцева
― Давайте, да. С самого начала. Итак, какой-то странный человек, который вдруг стреляет в голове мысль о том, что ему нужно непременно опубликоваться в СМИ. Или, например…

Д.Потапенко: В Сми
― имеются в виду не социальные сети?

Е.Иноземцева
― Нет, не обязательно социальные сети. Да. Это может быть… Не знаю, могу я называть названия изданий?

Д.Потапенко
― Да легко! Ну, предположим, кто-то в «Ведах» решил опубликоваться.

Е.Иноземцева
― Да. Кто-то в «Форбсе», кто-то на портале «Жить интересно», кто-то, там, на портале «Organic Woman». Очень разные могут быть запросы, желания. Суть одна, мотив – хочу опубликоваться.

Д.Потапенко
― Катерина, уж простите, я задам, наверное, не очень понятный вопрос, а, может быть, и очень понятный. Но, вот, у меня публикаций очень много. Я всегда пытаюсь понять тех людей, которые пытаются куда-то прорваться, там, что их опубликуют. Нафига? Вот, чтобы что? Вот, чего будет дальше-то? То есть, вот, будем фантазировать. Если бы у меня не было жесткого разделения между бизнесом и, там, моей гражданской позицией, которую публикуют, ну, условно говоря, если бы, условно говоря, некую столовую… Вот, я привожу пример. Есть сотая столовая в Астрахани, по-моему, у них так подфартило, у них кто-то из менеджеров очень недурно пишет. И у них с точки зрения страницы Вконтакте, ну, и там лайков, репостов и всего остального дофигища. Меня всегда вот в этой так называемой виртуальной активности волнует только одно. Ну, это можно назвать «конверсией». Я говорю: «Хорошо, вот, объясните мне тупому. Вот, столовка написала отличный пост, там, вообще о чем-то (там про котлеты не пишут). Как это конвертируется, вот, в обед? Это что, не знаю, компота больше покупают?» Ну, или есть, вот, блог Кубаньжелдормаша, да? Там парень (я с ним много раз списывался, я пытался пригласить его руководителем на программу) отлично пишет, просто супер – я там сам подписан. В продажу продукции как это конвертируется? Вот, поэтому, вот, объясните мне вот этих, тех, которые приходят и, например, говорят «Хочу, чтобы, там, в «Ведах» (ну, это в «Ведомостях») или в «Форбсе», ну я не знаю, я там вел блог». Дальше-то чего? Кроме потешить самолюбие чего-то есть? Вот, чтобы что? Дальше чего?

Е.Иноземцева
― Да, чтобы что. Давайте я вам другой пример приведу. Психолог, частный практик, ведущая авторской консультации…

Д.Потапенко
― Тут понятно, Катя.

Е.Иноземцева
― Тут понятно, хорошо.

Д.Потапенко
― Тут у меня причинно-следственная связь, да, я понимаю, что… Я сейчас это не в обиду, там. Некий ИП, например там, ремонтник, психолог, доктор.

Е.Иноземцева
― Ну да, тренер, врач, помогающая профессия. Это понятно.

Д.Потапенко
― Да.

Е.Иноземцева
― Тогда на другом примере. Живой человек Евгений Цукунов, генеральный директор компании «Второй…»

Д.Потапенко
― Не важно, чего.

Е.Иноземцева
― Не важно, чего.

Д.Потапенко
― Чем он занимается хоть?

Е.Иноземцева
― Вид жительства и получение гражданства через инвестиции за рубежом.

Д.Потапенко
― Ну, тоже помогательная профессия.

Е.Иноземцева
― Ну, слушайте, ну, такой себе бизнес. Юридическая практика, консалтинг.

Д.Потапенко
― Не-не, я не про бизнес. Это консалтинг. Чем больше…

Е.Иноземцева
― Да, но он генеральный директор.

Д.Потапенко
― Не принципиально. Чем больше… Он, по сути дела, персональный бренд, то есть ему доверяют. Ему должны доверять как врачу, психологу и далее везде. Вот, предположим, не знаю, опять-таки…

Е.Иноземцева
― Хорошо, давайте прям близкий пример. Я просто про Евгения Цукунова почему вспомнила? Потому что это как раз его реальная история про «Ведомости»: он опубликовался, получил…

Д.Потапенко
― Я верю. Там как раз он обязан это делать, даже не обсуждаем. Он продает себя. Как я всегда говорю, сначала продай себя, потом продай свою компанию.

Е.Иноземцева
― Да, да. Давайте расскажу прям близкий-близкий пример моего мужа, которому я в свое время стала пиар-директором негласным и, собственно, из этого и получился мой бизнес.

Д.Потапенко
― Он хорошо женился, он, собственно говоря, я так понимаю, сэкономил.

Е.Иноземцева
― Вы знаете, нет. Хорошо женился он еще в тот момент, когда я была никем и он, собственно, тоже, и мы были два, ну, бедных не бедных, но студента-выпускника бизнес-школы, которые познакомились.

Д.Потапенко
― Но всё равно сэкономил.

Е.Иноземцева
― Ну… Компания «Кнопка жизни» очень твердая, медицинская сигнализация о здоровье близких.

Д.Потапенко
― Знаю их. Но они давно уже… Они всё пытаются из процесса стартапа. Там тоже это помогательный бизнес.

Е.Иноземцева
― Ну, не скажите. А как же? Там, по сути, 3 бизнеса – там хард, софтина и еще call-центр.

Д.Потапенко
― Ну, в любом случае они обязаны… То есть они должны о себе много писать, ну, говорить, что «мы офигительные», что «если вы своим старикам не поставите эту кнопку, то кирдык» (ну, вот так вот, упрощенно, мессадж такой).


Вот, я почему и пытаюсь?.. Я сам себе это пытаюсь, на самом деле, найти ответ. Вот, там, в моем понимании вот всё, что вы говорите, оно для помогательного бизнеса – да, о’кей. А, например, там не знаю, для каких-нибудь ресторанов, ну, если это кроме гламурняка, куда нужно обязательно некий поток… Ну, вот, ресторанов средней руки – да нет.

Е.Иноземцева
― Не, ну а Федор Овчинников? Все-таки…

Д.Потапенко
― Федя Овчинников – это тоже помогательный бизнес, он продает…

Е.Иноземцева
― Вы считаете, что это помогательный бизнес?

Д.Потапенко
― Он продает франшизу.

Е.Иноземцева
― Как франшизу? Управляющая компания – франшиза?

Д.Потапенко
― Конечно.

Е.Иноземцева
― Артемий Лебедев – блогер №1.

Д.Потапенко
― Но он пишет… Тёма и пишет только для себя. Насколько это конвертируется в продажи?

Е.Иноземцева
― Конечно, конечно. Это ему создало личный бренд. Он бы и не зарабатывал столько, и не брал бы столько, если бы у него не было такого бренда. Конечно. Ну а где объективная стоимость услуг Лебедева? Нет ее.

Д.Потапенко
― Объективной стоимости нету. Но то, с чего… Тёму Лебедева я немножко помню со времен еще Ситилинка, когда он, собственно говоря, как он стартовал. Да? Поэтому как он создавал личный бренд в самом начале, там, 90-х…

Е.Иноземцева
― Ну, это другая история.

Д.Потапенко
― Да. Она прямое продолжение этой истории. Ну, насколько конвертируется его блог в стоимость его услуг?

Е.Иноземцева
― Давайте честно. Мы, конечно, это не померяем. Конечно, можно засунуть там метки, смотреть показатели и обменивать форму захвата на лид-магнит, на привлекательные…

Д.Потапенко
― Не материтесь. У нас там практически все дети и женщины.

Е.Иноземцева
― Дети и женщины, слушайте меня внимательно, вы тоже можете это делать.

Д.Потапенко
― Переведите на русский, что куда перевелось?

Е.Иноземцева
― Вы пишете, вы рассказываете о своем бизнесе, вы тем самым привлекаете внимание друзей, подписчиков, набираете аудиторию и в какой-то момент вы можете начать с ними взаимодействовать. Это, знаете, как в отношениях. Не обязательно, точнее не нужно девушку сразу тащить в квартиру, в койку (вы понимаете), а нужно делать мягкие наступательные движения. И, вот, если говорить о бесплатной популярности, free publicity – это, собственно, тот тренд, на котором мы сейчас катаемся и на котором я строю бизнес. То есть как публиковаться, как доносить свою ценность через бесплатные каналы коммуникации, не платя «Форбсу», «Ведомостям», не заказывая у них рекламу.

Так вот. Сначала вы постепенно подогреваете своего читателя, подписчика. Вы, вот, как тот завод публикуете на страничке Вконтакте или как сотовая столовая рассказывает не о пирожках, а о каких-то, не знаю, рейтингах лучших заведений своего города. Аудитория формируется. В какой-то момент она по сарафану передает это дальше, аудитория становится больше. В какой-то момент вы заезжаете в город, где находится эта столовая, становитесь клиентом, и это может быть очень долгий путь. Это правда. И это может быть…

Д.Потапенко
― Ну да.

Е.Иноземцева
― И это может быть и косвенная монетизация, когда вдруг столовая при наличии паблика в 3 тысячи, в 10 тысяч человек, начнет, например, продавать рекламу этого места.

Д.Потапенко
― Это вот другая история. Вот, если развивать эту историю, масштабировать, а, вот, локационно, например, ну, вот, пишет столовая отличные посты, вопросов нет. Но, вот, для меня… Но, опять-таки, я поскольку… Я же, я реальный столовщик. Вот, я, правда, искренне не понимаю: от того, что там писать замечательные посты, я понимаю, что с точки зрения… Клиент, который читает, лайкает посты, это не клиент столовой.

Е.Иноземцева
― Это правда. Не клиент в моменте.

Д.Потапенко
― Они прям вот так вот не… Между ними там такая пропасть… Ну, вот, я читал эти посты. К сожалению, по-моему, они там… Ну, у них этот человек только-только ушел.

Е.Иноземцева
― М. Перестали, да?

Д.Потапенко
― Ну, это зависит от человека. Вот, точно так же, как Кубаньжелдормаш это пишет конкретный человек. То есть как только он уйдет с предприятия, мне будет очень жалко, что уйдет при том, что у них очень руководитель такой, поддерживает этого парня. И они уйдут из публичного пространства. Но, вот, конвертация в заказы? Ну, вот, для Кубаньжелдормаш вообще для меня такой, под большим вопросом. А, там, для столовой… Ну, я железобетонно знаю как человек в этой среде, что там важно локация, есть ли напротив там такая же столовая, есть ли (НЕРАЗБОРЧИВО), которые у людей рядом, есть ли у них микроволновки. Вот это важно.

Е.Иноземцева
― Ну да. И сарафанное радио между дальнобойщиками, которые туда заезжают.

Д.Потапенко
― Конечно! То есть мне важно, как… Вот, вы правильно привели пример. Важно, как та же уборщица убирает пол. Вот это важно. А написано ли это, есть ли страничка у этой столовки в Facebook, ну, не важно совсем. Ну, то есть это вот…

Е.Иноземцева
― Дим, вы правы, на самом деле. То есть смотрите, наши версии не противоречат друг другу, и это правда.

Д.Потапенко
― Не-не, они не противоречат. Я просто поэтому и пытаюсь…

Е.Иноземцева
― Да. И это здорово, что мы рассуждаем об этом, потому что… Ну, не нужно никакого фанатизма-радикализма, да? Если бы я тут вам сейчас заливала байки о том, что да, бесконечно нужно free publicity каждому и личный бренд нужно строить тоже каждому, в том числе и Керамзитобетонному заводу, да? Как, вот, часто шутил-шутил Денис Савельев, генеральный директор компании «Текстерра», агентство контент-маркетинга «Да зачем контент-маркетинг Керамзитобетонному заводу?» Пока ему однажды не написал этот Керамзитобетонный завод с Урала и не сказал «А я вообще существую, у нас хороший контент-маркетинг. Вот мы пишем кейсы клиентов, мы с помощью этого продаем». Теперь он так не шутит – видимо, придумал какой-то другой пример. Но это правда.

Д.Потапенко
― Ну, следующий ему кто-нибудь позвонит обязательно.

Е.Иноземцева
― Да, да-да. То есть… Да! Скорее всего, конечно, особенно там B2B и те продажи, которые совершаются один раз на всю жизнь, совершенно не будут продвигаться или, там, не будут выполнять прямую задачу по монетизации с помощью инструментов бесплатных публикаций. Но видите, мы сейчас живем в эпоху экономики, когда предпринимательство, вроде бы, всё еще в цене и в моде, но предпринимательство совсем другой волны – когда там каждый может сделать онлайн-курс, онлайн-школу в цене, в моде. И знаете, как шутят? Раньше женам заводили студии йоги и красоты, потом все жёны стали психологами и коучами, теперь жены открывают онлайн…

Д.Потапенко
― И рестораны еще было.

Е.Иноземцева
― Рестораны – была мода. А теперь жены открывают онлайн-курсы. Но умные жены.

Д.Потапенко
― Это да-а-а.

Е.Иноземцева
― Да. Все-таки, там нужно постараться. Вот. Вот, я как раз про то, что если вы работаете в сегменте, там, помогающих профессий, как мы только что с вами определили, то…

Д.Потапенко
― Нет, тогда даже не обсуждается.

Е.Иноземцева
― Да, да. Если вы работаете в твердом бизнесе, в железном (там, Керамзитобетонный завод, столовые)...

Д.Потапенко
― Дай бог ему здоровья.

Е.Иноземцева
― Дай бог здоровья. Абсолютно. Молодцы, ребята, на самом деле. Вот. То лучше бы вам, конечно, это всё тоже делать, потому как не знаешь, как экономика повернется, куда вы уйдете, вот, как этот парень через год через два, и чтобы вы личный бренд унесли с собой. Тут, к сожалению, уже с точки зрения бизнеса…

Д.Потапенко
― Но здесь про него, а не про бизнес.

Е.Иноземцева
― Да, это тоже правда. Да, да.

Д.Потапенко
― То есть это про персонажа, но не про бизнес.

Е.Иноземцева
― Да. Поэтому я не буду бить себя левой пяткой в правую грудь о том, что нужно всем. Я скажу о том, что есть тренд, можно к нему присматриваться. Но, возможно, именно в вашей отрасли, и, вот, в этой супертвердой сфере. И это не та история, которая очень быстро даст глобальную монетизацию.

Д.Потапенко
― Ну, здесь, например вот, я каждый раз еще смотрю… Ну, я, например, смотрю тоже на, например, тот же бизнес Олега Тинькова. И, ведь, здесь есть и обратная сторона медали. Значит, когда строится бизнес, ведь… Ну, мне достаточно сложно там понять, но он там персонифицирован. Ведь, когда происходит какой-нибудь сбой, ему прилетает по полной…

Е.Иноземцева
― Все тумаки летят к нему. Да.

Д.Потапенко
― Да. То же самое такая ситуация, например, у Сергея Галицкого с «Магнитом». Как только накосячит какой-нибудь, вот, персонаж там, которого он никогда в жизни не видел, то его обливают такими помоями… Поэтому вот это я так понимаю, что это очень история обоюдоострая, и как мне кажется, что она имеет смысл (то есть такая вот паблисити), она имеет смысл, только когда ты работаешь в сегменте, ну, скажем так, среднем и выше среднего. А когда ты работаешь, скажем так, в трэшовом сегменте, ну, то есть в сегменте ниже среднего, то паблисити, на мой взгляд, ну, как раз обратный имеет эффект. Но это мое такое, чисто рассуждение, но оно не обязательно доказано. Потому что бóльшая часть того, что даже вы примеры приводите, это, все-таки, клиентура их – это сегмент выше среднего. Вот, трэшового я… Ну, не знаю, какой-нибудь хлебозавод, который изготавливает самый дешевый хлеб… Ну там понятно, что говорить о его натуральности достаточно странно. И если бы они вели бы блог, ну, я думаю, что это была бы обратная реакция, а не в ту сторону, в которую бы нам хотелось. Как мне кажется. Возможно, я не прав.

Е.Иноземцева
― Я соглашусь как раз, да. То есть нет смысла надувать щеки и, там, лить песню, когда это не является правдой. Поэтому совершенно согласна. И тут нужно просто, ну вот, поставить запятую: «Да, это так». Да. Я думаю, что хорошо было бы, конечно, еще нам сделать какую-то классификацию, что такое трэшовый бизнес. Но я думаю, что понятно: масс-маркет.

Д.Потапенко
― Ну, вот, совсем масс-маркет очень низкого ценового сегмента.

Е.Иноземцева
― Да.

Д.Потапенко
― Ну, потому что там… Можно привести пример, там, тот же Черкизон или Садовод. Вот, слабо я могу себе представить страничку Вконтакте, Facebook у рынка… Не у рынка Садовод, а у конкретных там предпринимателей, которых очень много, которые обслуживают в том числе и миллионные бизнесы. Слабо могу себе представить страничку Вконтакте, Facebook или всем остальном.

А у нас, все-таки, 22 миллиона минимум проживают за чертой бедности, потребляя, ну, весьма посредственные товары и продукты, и услуги. И для них, мне кажется… Ну, то есть они вообще не в этой среде.

Я всегда в этом случае привожу такой, как мне кажется, показательный пример. У нас есть замечательный хирург Лео Бокерия.

Е.Иноземцева
― Да.

Д.Потапенко
― И он потрясающий, то есть его знают все. И при этом есть издательство ЗОЖ «Здоровый образ жизни», которое… Оно тоже прекрасно, но прекрасно тем, что его суммарный тираж, там, его изданий около миллиона экземпляров. Это реально колоссальный. Ну, они там про уринотерапию, про лечение там всё пластырем.

Е.Иноземцева
― Пиявками.

Д.Потапенко
― Пиявками. Ну, там всем, чем угодно. Там, мочой и далее по списку. И, с одной стороны, и он в медицинской среде, и они в медицинской среде. Но они не пересекутся никогда, и, на мой взгляд, не должны пересечься ни при каких обстоятельствах. То есть они друг о друге должны знать, но никогда не пересекаться. Возможно, я заблуждаюсь. Но мне кажется, что именно так. Это вот ниши, которые очень друг друга… Один в высоком ценовом сегменте, а, вот, когда мы говорим о трэше, вот это, наверное, тот самый трэш.

Е.Иноземцева
― Да, да.

Д.Потапенко
― И это не плохо, не хорошо, просто это трэш.

Е.Иноземцева
― Нет, просто все разные, да.

Д.Потапенко
― Ну, это такой сегмент. О’кей, хорошо. В целом какова отрасль, если мы говорим об отрасли вот такого создания?.. Потому что мне кажется, что сейчас вот эти тренинги личной эффективности, по-моему, заполонили всё, и создание бренда – то же самое.

Е.Иноземцева
― Да.

Д.Потапенко
― Мне кажется, что это уже такой носит, почти массовый психоз.

Е.Иноземцева
― Массовое помешательство, да. Но мне кажется, здорово разбираться в причинах, почему. То есть если спрос есть… Ну, никто же ничего не придумывает специально.

Д.Потапенко
― Я согласен.

Е.Иноземцева
― Да. Есть спрос. И является ли это, там, трендом, является ли это просто всеобщим помешательством, является ли это, на самом деле, запросом экономики, мне кажется, нет смысла рассуждать. Есть объективный факт, что это пользуется популярностью, на этом можно заработать деньги, сделать. Вот. И если это как-то соответствует вашей миссии и вашей ценности, то почему бы не совместить приятное с полезным?

В каком сегменте я работаю? Это онлайн-образование. То есть чем отличается онлайн-образование, там, как вы говорите, тренинги, бизнес-школы туда же, массовые онлайн-курсы от инфобизнеса, например, за которым большой флёр?

Д.Потапенко
― Давайте мы сейчас, мы вот это продолжим после рекламной паузы, потому что у нас есть необходимость зарабатывать деньги. Напомню, у меня в гостях Екатерина Иноземцева, основатель Free Publicity School. Не переключайтесь.


Д.Потапенко
― Ну что ж, это продолжение Курса дядюшки По, я Дмитрий Потапенко, у меня по-прежнему в гостях Екатерина Иноземцева, основатель Free Publicity School. Мы остановились на инфобизнесе и попытках различить тренинги и инфобизнес. Я вас прервал.

Е.Иноземцева
― Да, совершенно верно. Спасибо. Точнее, онлайн-образование и инфобизнес. У второго понятия есть вообще в нашей стране такой душок, я бы сказала.

Д.Потапенко
― Жестокий душок.

Е.Иноземцева
― Жестокий, да?

Д.Потапенко
― Да.

Е.Иноземцева
― Вот, мне тоже кажется, что в 90-е рьяные сильно наследили праотцы-инфобизнесмены, и я, в общем, не могу с этим не согласиться. Да, есть такое отношение: «А, инфобизнесменушки…»

Что такое инфобизнес, по сути, да? Это, конечно…

Д.Потапенко
― Я, кстати, не понимаю, что это такое.

Е.Иноземцева
― Да?

Д.Потапенко
― Я могу сказать, что у меня основная проблематика, когда, ну, скажем так… Ну, меня периодически называют «гуру». Я говорю, вот я, ребят, точно не гуру. У меня там за моими плечами минимум там 4 завода, несколько ритейлов, которые там вытаскивал из полнейшего дерьма, начиная с 80-х (даже не с 90-х). Я всегда говорю, у меня есть некое понятие резюме (вот, за мной, да?).

Е.Иноземцева
― Угу.

Д.Потапенко
― То есть, есть некая такая последовательность, которую можно там по-разному оценивать, но она складывается в некий пазл.

Е.Иноземцева
― Угу.

Д.Потапенко
― Там его можно, естественно, всё в какашки перекрасить, а можно, наоборот, всё… Всегда, когда я вижу так называемых инфобизнесменов и «гур», у меня основная проблема (у меня, у практика): они почему-то «гурами» стали, они вот так вот… Знаете, такое: ничего-ничего не было, и тут, бац, волшебство, они стали. Вот, меня, честно говоря, это… То есть я этого не понимаю. То есть я могу понять, когда человек-человек рост, там, стал генеральным директором, владельцем компании и он начинает чему-то обучать. Вот, честно говорю: я, несмотря на то, что, действительно, там в 1997 году возглавил завод, который запускали вместе с коллегами из пепла, ну, вот, у меня язык не поворачивается кого-то учить. Несмотря на то, что я выступаю на конференциях, но это какая-то краткосрочная история про ответы на вопросы. Но у меня язык не поворачивается сделать курс.

Е.Иноземцева
― Ага?

Д.Потапенко
― Не знаю. Потому что я понимаю, что, блин, то, что было в 1998-м, как протаскивал через кризис, 2008-й – другая история, 2017-й – вообще другая история. А эти ребята лепят горбатого, я смотрю какую-то хрень и у меня волосы дыбом. С другой стороны, они стадионы собирают.

Е.Иноземцева
― Понимаете, да, и то, и то правда. И каждая сторона о своем. Я, например, согласна: там одно дело в 27 лет людей увольнять тысячами и проходить антикризис-менеджмент или в 1998-м вытаскивать завод через кризис и потом идти-идти по предпринимательскому пути и ставить новые сети, и заводить новые проекты и не останавливаться, потому что нет времени на «гурство», да? Нет времени объявить…

Д.Потапенко
― Да вообще. И сейчас нету «гурства».

Е.Иноземцева
― ...«Ну всё, теперь я эксперт по общепиту или по ритейлу, или по заводам». Да? Это как говорит восточная философия, если ты назвал себя совершенством, значит, ты умер. Вот.

Д.Потапенко
― Этого точно нет.

Е.Иноземцева
― Вот, да! И обратная сторона медали, когда там мальчики в 27 лет в лучшем случае говорят, что всё, я теперь эксперт по личной эффективности, научу вас, как жить правильно.

Д.Потапенко
― Угу.

Е.Иноземцева
― И, вот, поэтому как раз я и говорю про душок, что насмотрелись, нанюхались, больше не хочется. И хотя там в Америке это такая, вполне себе процветающая история, и люди монетизируют просто не только свои знания, но и в том числе возможность помогать другим… Например, как Тони Роббинс, да? Никто же не говорит, что он инфобизнесмен, но он – бизнес-тренер, который собирает реально стадионы просто и работает там уже больше 40 лет. Вот. Он умничка, он артист, он шоумен. Вот. Это уже гораздо больше…

Д.Потапенко
― Я просто всё равно слабо представляю, кто это. Ну, я приблизительно понимаю, я, может, даже с ним выступал вместе, но…

Е.Иноземцева
― Да наверняка, да. Ну…

Д.Потапенко
― Я просто обычно уезжаю с конференций после того, как я выступил.

Е.Иноземцева
― Какой вы эгоистичный человек, Дмитрий.

Д.Потапенко
― Абсолютно.

Е.Иноземцева
― Да, совершенно не хотите дарить свое время другим и внимание.

Д.Потапенко
― Ну, я выступил, а потом я многие часы отвечаю, но я не слушаю спикеров. Это из другой оперы. Я, например, на Селигере я 12 часов отвечал на вопросы.

Е.Иноземцева
― Круто.

Д.Потапенко
― Без перерыва, да. Нас просто, как говорится, лесник выгнал уже. А вот сейчас был бизнес-фестиваль – я, в общем, отвечал на вопросы с того момента, как туда приехал. И был момент, когда мы чуть не опоздали на самолет.

Нет, я просто другое дело, что я говорю, я не слушаю остальных спикеров.

Е.Иноземцева
― Ну, в общем, вам не интересно тратить на это время, да.

Д.Потапенко
― Да. Кстати, по-моему, я с ним выступал… Он как раз был… Да, по-моему, на каком-то форуме я его видел.

Е.Иноземцева
― Ну, давайте дальше вернемся.

Д.Потапенко
― Актер-тренер, да, это вы правильно сказали.

Е.Иноземцева
― Ага. И, вот, инфобизнес, который говорит, как правильно. Вот тебе информация – потребляй. И, вот, люди подписываются на рассылки о сыроедении, о том, как магниты прикручивать, о чем только нет. И потом просто погребаются под этим шлаком информации, потому что не приводит к результату.

В онлайн-образовании есть сейчас 3 ступени, вообще, вот, что можно продавать. Вот не знаю, стакан воды передо мной. Можно продать просто стакан. Он пластиковый, в нем есть вода, налита до половины, вы можете видеть стакан наполовину полным, наполовину пустым. Это ступень что? Вот, эта история сейчас стоит очень дешево или не стоит вовсе, потому что люди наелись. Это как раз тот уровень, в котором работает традиционный вот тот трэшовый инфобизнес, когда пытаются впихнуть, что такое сыроедение или, там, как магниты накручивать, или что такое стакан с водой.

Д.Потапенко
― Ну, залы-то там, стадионы!

Е.Иноземцева
― Сейчас-сейчас-сейчас. Подождите. Возможно, то, про что вы говорите «стадионы», это как раз онлайн-образование – там людей ведут к результату.

Д.Потапенко
― О’кей.

Е.Иноземцева
― Давайте сейчас разберем.

Д.Потапенко
― Давайте.

Е.Иноземцева
― Второй уровень – когда, например, я объясняю, что можно делать с этим стаканом воды. Я сейчас в него опущу пакетик с чаем, и он превратится в чай (там совсем другой продукт – изменение вещества). Я в него сейчас засыплю Фервекс и смогу вылечить им горло. То есть я объясняю, что можно делать.

Например, там, что можно делать со статьей, чтобы принести дивиденды бизнесу. Что можно делать с собственным временем, тайм-менеджментом, чтобы стать эффективнее и больше зарабатывать денежек или, наконец, найти время для семьи.

И есть еще третья ступень. Вот, третья ступень – это когда я вас, Дима, беру за руку, берем этот пресловутый стакан, и я вас учу заваривать и отдаю вам этот стакан, и вы дальше, Дима, уходите с навыком заваривания Фервекса, чая, чего бы то ни было, а, может быть, писать и публиковаться, и вам я больше (Катя Иноземцева) или Тони Роббинс, или кто угодно, больше никогда не нужны, потому что вы приобретаете навык и результат.

Д.Потапенко
― Ну, это вы по старой пословице даете мне не рыбу, а удочку.

Е.Иноземцева
― Точно. Да. И, вот, в моем понимании онлайн-образование – это то, что приводит вас к результату, то, что дает вам твердое обещание. И поэтому как раз психологам, практикам, коучам, ведущим тренингов очень сложно объяснить, что же они такое делают с человеком. Ну, потому что личностную трансформацию, изменение невозможно.

Д.Потапенко
― Ну, психологам это вообще практически невозможно.

Е.Иноземцева
― Да, да.

Д.Потапенко
― У них потому что нету точки отсчета. То есть они продают некую эфемерность достаточно. Потому что нету точки отсчета, нету объективной реальности. Ну, я как инженер могу сказать, я не могу оценить работу того, чего не осязается, и нету единого принятого критерия.

Е.Иноземцева
― Но знаете, кстати вот, не совсем так. Я недавно общалась с представителями коучинговой школы одной из европейских бизнес-школ, и они как раз научились это измерять. То есть они берут топ-менеджеров на входе, делают оценку 360 градусов и спрашивают, насколько он умеет слышать других. Давайте-ка оценим его способности говорить и давать обратную связь. Его коллеги по шкале от 1-го до 10-ти оценивают, там, на троечку, на четверочку. Они начинают с ним работать, через неделю замеряют показатели – не он сам оценивает (хотя, и он сам тоже, по-моему), но в том числе его коллеги, которые за это время прошли с ним определенную там степень.

Д.Потапенко
― Ну, понятно.

Е.Иноземцева
― Да. То есть они, как бы, научились это замерять. Но вернемся на 2 минуты назад, все-таки. Очень сложно вот эти все…

Д.Потапенко
― Я маленькую ремарку просто расскажу, что тоже… Опять-таки, я, извините, инженер. В данном случае это такая старая история, называется «экспертная оценка» — это, соответственно, из набора экспертов. Соответственно, перемещение данного персонажа в другую экспертную среду приведет к другим оценкам, означает, что предыдущая оценка не релевантна. Ну, не суть.

Е.Иноземцева
― Это правда. Но не занудничайте, да, Дим.

Д.Потапенко
― Да, простите. Ну, знаете, инженер же не может… Инженер конструктор-технолог – у него же должно быть всё промерено с микрометром, поэтому…

Е.Иноземцева
― Да. Точно.

Д.Потапенко
― Не буду нудеть, всё. Проехали.

Е.Иноземцева
― Но я как внучка инженера…

Д.Потапенко
― Не буду нудеть. Всё, поехали дальше, а то я сейчас всё разберу на составляющие и вообще будет жесть. Не надо.

Е.Иноземцева
― Согласна.

Д.Потапенко
― Не надо меня слушать.

Е.Иноземцева
― Возвращаясь к стакану воды. Я остановилась на том, что онлайн-образование дает результаты. И если вы научитесь, там, в вашей сфере деятельности, в ваших тренингах или онлайн-школе, если вы решили туда вдруг податься, показывать людям конкретный результат, то это будет как раз продажа третьего уровня, которой, собственно, хочет современный потребитель, наевшийся инфобизнеса, наевшийся, когда ему показывают стакан воды и вообще могущий всё это сам найти в интернете. Чувствуете, Дим? Это то, о чем вы спрашивали в самом начале – а нафига мне идти к вам, если я всё могу, вроде бы, найти сам.

Д.Потапенко
― Ну, насчет интернета это другая, на мой взгляд, грань, потому что, вот, я могу сказать, что сейчас растет, наверное, уже не одно поколение… Я сейчас не могу сказать, не хочу брюзжать как старый дед, который говорит, что… Раньше говорили, что всё, что происходит в телевизоре, телевизор не врет. Сейчас появилась другая грань, такая же, извините за мой французский, тупая, которая искренне считает, что вся информация есть в интернете. Я прямо каждый раз, когда это слышу, честно говоря, у меня волосы встают дыбом и хочется сказать «Дружок, интернет – это большая-большая помойка, в которой, конечно, присутствуют полезные вещества, но чтобы их выискать, для этого должен быть навык поиска». А, к сожалению, интернет сам по себе – это всего лишь среда, которой надо уметь пользоваться. Если ты ею не умеешь пользоваться, то ты наберешь в свою корзинку просто поганок, просто потому что ты рукожоп и всё, больше ничего.

Ну, потому что я привожу самый простой пример, когда мне говорят «Ну, вот, Дмитрий, ну вот…» Даже есть такой посыл у молодняка, что если не успел в Инстаграм запостить, этого не было в реальной жизни. Я всегда говорю: «Сынок, а, вот, например, когда у нас есть конфликт между производителем и ритейлером, почему же производитель на каждом форуме ищет контакты байера? Почему же, вот, вроде как, всесильный интернет-то этого не позволяет найти?» Уж, казалось бы, взаимоотношения между этими двумя противоборствующими группировками-то должны уже быть в открытом доступе. Ан нет, всё время через записную книжку ты это выясняешь, всё равно через личные контакты, подпаивание и всё остальное.

Поэтому, вот, конечно, появилась вторая грань. На мой взгляд, она существенно хуже первой, потому что если те поколения, скажем так… Ну, или это даже не про поколения, потому что, мне кажется, что и молодняк такой же.

Е.Иноземцева
― Это менталитет скорее.

Д.Потапенко
― Да, это менталитет. Верил, что по телевизору говорят всё правда, этот верит, что в интернете всё правда, что в интернете всё есть. На мой взгляд, и то, и другое неверно.

Е.Иноземцева
― Отличный пример. Мне очень понравилась метафора: помойка 100%. Прям, нечего даже добавить. Но смотрите, есть всегда свои ограничения. Это так. И всё равно есть люди, которые всё подвергают сомнению, анализу, и есть люди, у которых не утрачен навык думать, мыслить и выражать вслух свои мысли. У нас же очень много в нашей советской школе (мы же все выходцы оттуда), нам отдавили навык думать. Нас заставляли писать сочинения словами, которые воспроизводит учитель, ну, или написаны там в сборнике сочинений (когда я заканчивала, они уже появились). И навык думать, вот, в русскоязычном пространстве (те, кто учил русский язык и литературу через советскую систему), он, к сожалению, очень часто утрачен, если только вам не повезло и ваш учитель литературы, наоборот, не стимулировал собственное выражение мыслей и не ставил плюсики за мысли на полях.

И потом нам во взрослом возрасте приходится это либо восстанавливать, либо вот так переходить в клан тех, кто смотрит телик или потребляет информацию из интернета.

Д.Потапенко
― Ну, на мой взгляд, этот клан очень высок. Да, я сразу вспомнил свое выпускное сочинение, которое написал на 5-4 – оно было по фильму…

Е.Иноземцева
― 4 за русский?

Д.Потапенко
― Ага. За запятые. Правда, меня… Ну как? В итоге меня дернули, потому что это было забавно. Я написал его по фильму «Легко ли быть молодым». Ну, это как раз был 1987-й?... Не, в 1986-м я заканчивал школу. Страшно сказать, когда. И меня дернул учитель по литературе. Она подошла так, аккуратно показала. Ну, у меня всегда с запятыми было фигово, до сих пор косноязычно. Говорит: «Вот здесь, здесь и здесь, потому что сочинение пойдет на город». И мне поставили 5-5, хотя реально, конечно, 5-4 (это максимально). 5 за изложение, 4 за грамотность. Ну, это всегда было так и осталось.

Так что навык думать и тогда, и сейчас – это такая, единичная какая-то, по-моему, вымирающая история.

Е.Иноземцева
― Вымирающая, да.

Д.Потапенко
― Но это же, может быть, и хорошо? Может, мы не должны быть такими? Может, не надо думать?

Е.Иноземцева
― Я думаю, что не все. И я думаю, что есть сейчас запрос в обществе. И кстати вот, эксперты по теории поколений… Я много общаюсь с представителями проекта RuGenerations, Евгения Шамис и Евгений Никонов, которые привезли теорию поколений в Россию 15 лет назад. И они говорят, что, друзья, наоборот, классный тренд. Ну, они исследуют, вот, миллениалов, там, неизвестное Поколение Z, которое уже там в наших детях будет расти, то есть те, кому еще сейчас не больше 10-ти лет. Они говорят, что, наоборот, есть сейчас запрос на возрождение, на смыслы.

То есть, как ни странно, во всей этой клоаке, помойке и дегенерации подрастающего поколения, которое привыкает к дигитализированной среде и верит тому, что написано в интернете, а также делится фоточками в Инстаграме как отражением текущей деятельности, тем не менее, возрастает запрос на духовность, на возрождение культуры…

Д.Потапенко
― Культуры думать?

Е.Иноземцева
― Культуры думать, да.

Д.Потапенко
― А зачем, вот? Я периодически, ну, сам с собой зачастую спорю там, ну, или с коллегами, которые говорят о том, что нужен навык чтения.

Е.Иноземцева
― Да.

Д.Потапенко
― Ведь, в целом, когда мы говорим о… Ну, это, действительно, это не про поколения, это про… Ведь, быть тупым легче.

Е.Иноземцева
― Легче. Легче, потому что никто не спрашивает.

Д.Потапенко
― Адаптивность среды очень хорошая. Твоя задача – тебе что в голову вложили (не важно, через интернет, через телевизор), да и хорошо.

Е.Иноземцева
― Умным вообще очень сложно. А особенно потому, что…

Д.Потапенко
― Приумножающие знания приумножают печаль.

Е.Иноземцева
― Да. И внутренний критик, и синдром самозванца, потому что дурак – он никогда не задумывается над тем, что он дурак, он просто идет и делает.

Д.Потапенко
― Так мы ж фактически про ваш бизнес говорим. То есть мы фактически говорим про тот самый инфобизнес. Они же, правда, не задумываются.

Е.Иноземцева
― Ну, я думаю, что не нужно тоже всех мерить под одну гребенку.

Д.Потапенко
― Не, мы не под одну гребенку, упаси господь.

Е.Иноземцева
― Да. Ну, мы тут свободные люди, мы можем рассуждать и обмениваться мнениями. Сейчас вернусь на мысль назад по поводу навыка думать.

Д.Потапенко
― Давайте.

Е.Иноземцева
― Вы просто задали такую интересную мысль, а является ли это плохим трендом, что утрачивается навык? Я вам говорю, что нет, мне кажется, что не является. То есть у нас всё равно будет часть людей, которым удобно и выгодно не думать, ну, то есть так проще жить. И я говорю о том, что появляется сейчас как раз часть общества…

Д.Потапенко
― Зачем?

Е.Иноземцева
― Зачем? Мне кажется…

Д.Потапенко
― Вот, зачем?

Е.Иноземцева
― Зачем думать или зачем появляется?

Д.Потапенко
― Зачем думать?

Е.Иноземцева
― Зачем думать?

Д.Потапенко
― И зачем эти люди в мире?

Е.Иноземцева
― Ну, на мой взгляд, это просто органический прирост смыслов, потому что…

Д.Потапенко
― Это больно. У меня давно есть даже видео такое озаглавленное, которое называется «Думать больно». Зачем?

Е.Иноземцева
― Думать больно? Прикольно.

Д.Потапенко
― Конечно.

Е.Иноземцева
― Ну, есть часть мазохистов интеллектуальных, которые любят получать боль от интеллектуальной мастурбации. Но при этом, на мой взгляд, это просто нормальная санация общества. Ну, то есть если у нас 99% дураков и лишь 1% умных людей, это сложно. Хотя бы 80 на 20, чтобы…

Д.Потапенко
― Почему сложно? С точки зрения системы управления, вот как раз, если мы перенесемся к системе государственного управления…

Е.Иноземцева
― Ну, красную организацию мы получим.

Д.Потапенко
― Просто суперски, слушайте! Направо, налево, кругом, два раза подпрыгнул – идеально.

Е.Иноземцева
― Ну, это конечно. Но смотрите, откуда тогда все тренды бирюзовости, Греф вещает на каждом шагу?

Д.Потапенко
― А зачем это?

Е.Иноземцева
― Ну как? Это объективная реальность. То есть об этом говорят больше, чаще. Вы думаете, есть заказчик? Или это, все-таки, опять же, запрос?

Д.Потапенко
― Ну, на мой взгляд, это присутствует там, где есть хотя бы некое самоопределение.

Е.Иноземцева
― Зачатки смысла?

Д.Потапенко
― Конечно. А зачем, например, в нашей стране зачатки смысла, технологически собственно говоря? Ну, вот, когда я говорю про интернет, я это говорю, на самом деле, с очень большой болью. Потому что для меня большая боль, что вот эти 2 пограничные части, ну, то есть одна тупо врубается в телевизор, другая врубается тупо в интернет, а для них реальной жизни не существует, потому что и то, и другое – ящик. Ну, он одинаков.

Е.Иноземцева
― Он одинаков абсолютно, только канал трансляции.

Д.Потапенко
― Да.

Е.Иноземцева
― Но, вот, ваша боль в чем? То есть вам почему за них больно? Вы бы жили и жили своей жизнью, вы человек думающий, меняющий реальность.

Д.Потапенко
― Вот в этом-то и засада, что очень хочется, чтобы реальность менялась. Она не может меняться… То есть либо надо становиться во главу этого с хлыстом.

Е.Иноземцева
― Либо?

Д.Потапенко
― Либо, соответственно, очень хочется, чтобы они тоже думали и они были такими же, как ты. Ну, или, скажем так, они были рассуждающими.

Е.Иноземцева
― Ну, смотрите, вы тогда превращаетесь в такого Карабаса-Барабаса, который берет и железной рукой несчастных марионеток и буратинок ведет за собой. А чего бы вам не успокоиться со своим одним процентом?

Д.Потапенко
― Хочется, чтобы вот этот процент был большой, чтобы их было там 20-30.

Е.Иноземцева
― Вот! Вот видите, Дима? Вы мне 5 минут задавали вопрос «А зачем смыслы? А зачем думающие люди?»

Д.Потапенко
― Так это мне нужно.

Е.Иноземцева
― И мне нужно. И есть такая часть общества, которые хотят менять смыслово.

Д.Потапенко
― Это наши проблемы.

Е.Иноземцева
― Возможно. Но такая у нас миссия. Ведь, я не про то, чтобы скорее забрать ящики у смотрящих ящик, и скорее всех научить думать. Я про то, чтобы дать дорогу и возможность говорить тем, кто хочет говорить, и кто говорит это осмысленно. То есть спросите ли вы меня, хочу ли я вкладывать в головы, там, тем, кто не привык думать, что это нужно? Не-а. Это очень грязная и неблагодарная…

Д.Потапенко
― Не получится.

Е.Иноземцева
― Да.

Д.Потапенко
― Они вас первого… Свернут голову вам.

Е.Иноземцева
― Да, да, абсолютно.

Д.Потапенко
― И будет это очень быстро и жестоко.

Е.Иноземцева
― Да, мы знаем, кто убивает своих сыновей, да.

Д.Потапенко
― Конечно. Так всегда было и останется.

Е.Иноземцева
― Вот. Поэтому то, что мы с вами можем сделать… Ну, извините уж, что я тут становлюсь с вами на одну ступень, но мне кажется, что если вы думаете и решаете, и действуете, то у вас просто не остается другого выбора. Иначе это предать свои активы.

Д.Потапенко
― Ну, это предать самого себя, на самом деле. Тут предать самого себя достаточно, кстати, сложно. Это, в общем, потом сам с собой начинаешь разбираться, нафига козе баян. Да.

Собственно говоря, мы время провели в замечательной беседе о смыслах и даже практически не затронули ничего про бизнес. Но я так, вчерне приблизительно понял, что онлайн-обучение – в этом есть какой-то цимес ситуации. Будем надеяться, что будет хотя бы появляться онлайн-обучение, которое имеет практический смысл, потому что сейчас очень много тоже онлайн-обучения, которое находится в каком-то совсем виртуальном смысле, в виртуальной среде.

Если говорить о планах развития, какие они у вас?

Е.Иноземцева
― Мы хотим расширять продукты, мы хотим расти как бизнес, естественно, масштабировать. Больше курсов, больше людей, автоматизировать, выйти на американский рынок, закачать американскую аудиторию в то, чему научились сами.

Д.Потапенко
― Ну что ж, хорошо. Будем надеяться, что американская аудитория окажется тоже благодарной. У меня была Екатерина Иноземцева, основатель Free Publicity School. Это был Курс дядюшки По, не переключайтесь.