в гостях сам у себя:
Дмитрий Потапенко 
ведущий авторской программы «Курс Потапенко»:
Дмитрий Потапенко

 

Д.Потапенко― Ну что? Всем доброй ночи! Это Курс дядюшки По. Вы не поверите, сегодня планировалась запись, но так случилось, что у нас misunderstanding, как говорится, произошел: я приехал физически, и поэтому эта запись пойдет, когда нужна будет запись, и Сергей Доронин никуда у меня не денется, основатель и владелец компании «Темпер», и про наш реальный завод вы сможете послушать (я чуть позже объявлю, соответственно, с моими редакторами). Это всё будет на сайте.

А сейчас у нас с вами такое замечательное время: в течение часа я готов отвечать на все ваши вопросы. Почему я пошел в прямой эфир? Скажу прямо. Да, напомню, телефон SMS прямого эфира +7 985 970-45-45, поэтому этот час мы проведем в абсолютном интерактиве, когда сможем обсудить, ну, в первую очередь, конечно, экономические темы, на которые я хоть как-то компетентен отвечать. Ну и вообще поскольку сегодня такое событие было гигантское, что никак я не смог просто пройти мимо. Ну, естественно, как вы знаете, я был на прямой линии с Владимиром Владимировичем, соответственно, в течение 4-х с лишним часов всё это лицезрел, ну и далее по списку.

Но с чего бы я, конечно?.. Напомню, да, +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно набарабанить смску и задать любой вопрос, связанный с экономикой.

Первое, конечно, с чего бы мне хотелось начать, тут я начал разбирать всяческую почту, и что прилетело – это то, что у нас наш любимый Верховный суд ограничил вообще некие права, то есть права на представление и защиту, да? То бишь сейчас судья в соответствии с последними решениями, оказывается, может не дать выступать в суде и, в общем, посчитать, что, вот, вы злоупотребляете своим правом, в том числе, судя по всему, исходя из этого решения, и на последнее слово. Оно тоже может быть ограничено там какими-то иными его действиями.

Ну а поскольку у нас основное, опять-таки, сегодня это была прямая линия президента, многие отмечали, что на прямую линию выводили жесткие вопросы, даже не только жесткие вопросы, но и выводили смски, даже достаточно нелицеприятные. Очень, конечно, хотелось бы, чтобы редакторам эфира в первую очередь и, конечно, организаторам этого сценарного действия не прилетело, потому что вопросы были и обвинения достаточно нелицеприятные. И в данном случае, конечно, хотелось бы, чтобы этот интерактив сохранился, потому что признаюсь честно, что то, что вы видели в прямом эфире, это, конечно, часть картинки. Потому что вас всё время перебрасывали с одного плана на другой, и вот этот план не всегда показывал то, что реально выводилось на мониторы. На мониторах было, ну, очень много жестких тем, потому что сразу могу сказать, что, конечно, страна живет в очень, очень, очень тяжелом режиме. И когда мне сегодня было несколько звонков журналистов сразу после этой прямой линии, ну, мне задали вопрос, собственно говоря, какие вопросы вы хотели задать Владимиру Владимировичу? И удалось ли вам задать?

Ну, первое, что вы должны себе понимать, судя по всему, по этому сценарию, сценарию этого года… Сразу могу сказать, что сценарий каждого года меняется достаточно, и в сценарии этого года не было заложено, что можно поднять руку и задать вопрос, который вы считаете нужным.

Но при этом в зале было приблизительно 20-30 человек, с которыми обсуждались вопросы. Это не означает, что они с ними режиссировались, это не означает, что были известны до конца, то есть люди могли видоизменить вопрос, но была подчеркнутая тематика. Было приблизительно 20-30 человек, части из которых (как вы видели, их не очень большая часть, там от силы, по-моему, по моим оценкам, 5-6 человек), ими были эти вопросы заданы. Ну, это, собственно говоря, было видно по телевизионной картинке, потому что когда ведущий там каждого сектора делает некую подводку, что а вот сегодня у нас там мы говорим про малый бизнес, и у нас чисто случайно как рояль в кустах, идучи, возникает там некий молодой человек, который задает вопрос по, соответственно, стоимости кредитов. То, как вы сами понимаете, ну, такое случайно не бывает. Вот. Поэтому для себя вы должны это осознать и понимать.

Ну, напомню, +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно набарабанить смсочку. Да, вот у нас уже начинают… Не надо только заваливать весь телефон смсками. У нас первый вопрос, который пришел из Татарстана от Алексея: «Всегда хотел узнать, за участие в передаче ваши гости платят?» Вы знаете, Алексей, к сожалению, я не припомню, чтобы нам наши гости платили. Но! Чтобы было для себя понимание, у нас зачастую гости, вы знаете, приходят с дарами. Поэтому если в этом смысле вы хотите нас как-то, вот, услышать, то я могу сказать, что зачастую, особенно те, кто занимаются общепитом, ритейлом, ну, с чем-то таким вкусненьким они эти дары оставляют. Если это можно назвать, Алексей, платой, то, наверное, да. Хотя, конечно, нет. Все гости отбираются исключительно, там, мной и редакторской командой. Принцип отбора – он достаточно жесткий, не побоюсь этого слова, потому что со всеми гостями разговор достаточно короткий и простой, что вы должны быть… Здесь не программа для продукт-плейсмента, когда вы повторяете много раз одно и то же, что ваша компания лучшая на рынке, а вы должны показать, насколько вы являетесь экспертом рынка, потому что для этого вы должны понимать не только как развивается ваша компания, но и как развиваются компании конкурентов, то есть продемонстрировать знания отрасли. Ну и, безусловно, конечно, знать цифры своей компании. Как я многим говорю из них, что вы должны знать компанию… То есть мы беседуем на основании P&L, то есть отчета о прибылях и убытках.

Поэтому, вот, Алексей, с платой у нас тяжеловато. Но, в целом, вы можете, как говорится, предположить другие какие-то версии.

Так, ну что? Да, продолжим, собственно говоря, про прямую линию, на которой было много вопросов. Два вопроса, которые честно могу сказать, что я внимательно записывал те цифры, которые говорил наш президент, основное, что меня интересовало, конечно, это интересовала исключительно экономика. И самое основное, интересовало, собственно говоря, вот из всех этих замечательных цифр, которые там каким-то образом перетекали одна в другую, у меня не складывался пазл. Не складывался пазл вот этих всех решений, потому что когда милая барышня, живущая в вагончике или, там, в подтопленном доме, говорит о том, что ей не перечислили 10 тысяч рублей, а там буквально в конце прямой линии уже некий дяденька в костюме эти 10 тысяч ей привозит… Ну, вернее, он приходит, как говорят, и говорит «Проверьте счет, перечисления уже дошли?» То меня терзают следующие сомнения.

Сомнение первое. Значит, может быть, нам тогда просто разогнать, собственно говоря, весь корпус, который у нас есть? Смотрите, у нас какая ситуация по каждому региону? У нас в каждом регионе есть а) сити-менеджер. В каждом регионе у нас есть с вами мэр. В каждом регионе у нас есть губернатор. Еще помимо губернатора есть полномочный представитель президента. И у всех из них есть аппарат. Аппарат очень недешевый, который стоит нам, налогоплательщикам, ну, миллиарды и миллиарды. Напомню, что основная статья расходов нашего бюджета – это на госуправление.

Так вот, внимание, вопрос. Если обычным туалетом или перечислением 10 тысяч должен заниматься президент Российской Федерации, так, может быть, у меня есть такое устойчивое предложение, на наши деньги налогоплательщиков просто разогнать все эти аппараты и просто назначить в каждом регионе неких секретарей-исполнителей? Причем, я их предлагаю даже набрать из так называемых гастарбайтеров, потому что гастарбайтеры чем хороши? Мало того, что они не так сильно, может быть, дорого стоят, так они еще же очень ребята исполнительные. Вот, прямо им чего говоришь, написал (ну, главное, написать на их языке), так они очень быстро исполняют. Может, нам так управлять государством российским?

Поэтому, вот, честно говоря, если система не работает, то за нее отвечают все сверху донизу, потому что должна работать система, а не поднятый левый глаз или левая бровь президента.

Потому что исходя из этого же посыла… Ну, вот, президент сказал, что он проедется по нескольким местам. Ну, тогда получается, у нас крупных городов от полумиллионников до, по-моему, статысячников всего суммарно не так уж много, порядка 300. Ну, то есть всего таких, крупных. Так, в общем, 365 дней в году, по дню на город, и в целом получается, что экономика каждого города поднимется, если так система не работает.

Ну, это, конечно, шутка на грани шутки, но она приводит к тому, что каждая такая линия или вообще общение высшего руководителя нашего государства, только это приводит систему в рабочее состояние, вызывает вопросов с каждым днем всё больше и больше. Вот.

Это вопрос, который у меня возник в результате 4-часовой прямой линии, а изначально, конечно, я хотел задать другой вопрос.

Могу сказать, как бы я его сформулировал. Вот, мы сейчас… Вернее, не сейчас – это уже достаточно давно. Мы всё время ищем новую экономику. Вот, было даже сказано, что президент заболел цифровой экономикой.

У меня есть следующие цифры, которые, опять-таки, приводил тот же президент. Было возбуждено 200 тысяч уголовных дел, и президент сам признал, что всего лишь 15% этих уголовных дел – это по делу, а всё остальное – это про отжатие среднего бизнеса.

Ну, значит, берем приблизительно хотя бы 170 тысяч. Значит, в среднем бизнесе, ну, работает (давайте будем округлять в меньшую сторону), ну, хотя бы порядок, ну, наверное, человек 20-30. Это первая история. Значит, 20-30 человек (ну, возьмем 30), умножаем там на 170. По моим оценкам (вы меня поправляйте) получается что-то в районе 5 миллионов человек (будем округлять). 5 миллионов человек у нас в этой экономике было отжато, отпрессовано и всё остальное.

Значит, берем Москву. В Москве у нас была ночь длинных ковшей. Была 31 тысяча предприятий розничной торговли, стационарные нестационарные, были парикмахерские, пирожковые, ну и разная всякая ерунда. Ну, вот, 31 тысяча, сейчас осталось 2,5. Округлим, будем считать, что 25 тысяч предприятий таких потерялись.

Это были небольшие предприятия, там, конечно, работало не по 30 человек, там работало, ну, условно хотя бы по… Ну, давайте возьмем, человек по 6, да? Ну, так, чтобы не в большую сторону, не в меньшую. Соответственно, у нас умножаем, уже еще 150 тысяч нашлось. Да?

Потом у нас с вами когда повышались так называемые социальные взносы, у нас закрылось порядка 600 тысяч ИПшников. Кто-то говорит больше, кто-то меньше. Ну, в ИП, конечно, много народу не работает. Предположим, что там работало хотя бы по 3 человека (ну, давайте так вот возьмем). Вот это так, суммарненько.

Итак, у нас с вами есть, что через пресс уголовного преследования прошло 5 миллионов. Под ночь длинных ковшей приблизительно 1150 человек прошло. Через ИПшников у нас прошло, ну, суммарно там, наверное, потеряли рабочие места, наверное, порядка 3 миллионов. А у нас всего 60 миллионов. Понятно, что эти цифры, наверное, очень сильно завышены. Ну, округлим, соответственно, в меньшую сторону: 5 плюс 150 и плюс 3, ну, посчитаем, что хотя бы миллионов 7 (ну, я в меньшую сторону).

Так вот у нас всего работающих 60 миллионов. Не кажется ли нашим высшим правителям, которые сейчас собираются искать некую новую экономику, которую мы потеряли, что, в общем-то, эта новая экономика – она есть? Она вот она была, она, вот, под ногами, и затаптывают-то ее не какие-то мифологические там санкции, не мифологические какие-то операции, там, в Сирии, или не какой-то там мифологический Дональд Трамп. Может быть, вы же ее сами же и закапываете, дорогие мои хорошие? Может, не стоит ничего где-то искать?

И когда, собственно говоря, сам же президент говорит, что правоохранительная система является главным гнобителем, так с кем тогда разговаривать-то? Может быть, имеет смысл там собраться каким-то узким кружком и сказать «Ребят, а не сильно ли мы, собственно говоря, как-то дербаним всякую ерунду, ну, типа среднего бизнеса? И не сильно ли мы переделяем рынок под так называемый крупный бизнес?»? Хотя, бизнесом я тоже это обычно не называю, потому что если посмотреть то, что произошло в рамках так называемого анти-эмбарго, ну, то есть когда мы, по сути дела, вычистили рынок от, конечно, плохих, зарубежных товаропроизводителей под хороших наших. Ну и оказалось, что почему-то, например, если мы говорим про мясную отрасль, у нас оказалось 2 крупных игрока. Эти 2 крупных игрока по какому-то странному стечению обстоятельств имеют, ну, очень прямое отношение к нашим чиновникам.

И вот сегодня, опять-таки, я внимательно очень слушал хвалебные оды за это анти-эмбарго. Чтоб вы знали, когда вы будете смотреть прямую линию в записи, вот эта хвалебная ода читалась заместителем министра, бывшим, правда конечно, заместителем министра сельского хозяйства.

Меня, конечно, очень сильно смущают так называемые союзы, которые возглавляют бывшие министры, причем министры в тех же отраслях, которые они до этого курировали. Ну, вот, как вот, вы объясните, в приличном обществе это можно назвать? Вот, как можно назвать, что бывший чиновник хвалит нонешнего чиновника за то, что этот чиновник ограничил внешнюю конкуренцию и создал ему благоприятные условия для якобы (якобы – я подчеркну это слово) кормления народа?

Чтоб вы для себя понимали, например, когда мы говорим про наше мясо, то наша свинина дороже, чем свинина за рубежом, на 25%. Ситуация, когда мы говорим, что вот у нас… Там была тоже история как раз про то, что спасибо партии родной за то, что уничтожили доступ турецких помидоров. Ну, конечно, спасибо партии родной за турецкие помидоры. А представляете, какое будет счастье, если еще уничтожить массу чего?

Единственное у меня только просьба. Всех чиновников бывших и существующих. Как только вы захотите попросить чего-нибудь ограничить, у меня есть предложение. Первое. Ну, например, ограничить продажу швейцарских часов. Ходите с нашими часами. Ну, только чиновники, я сразу подчеркну. На обычных граждан это не должно распространяться. Ограничьте, пожалуйста, для себя, конечно, только для чиновников исключительно (такую ремарочку). Ограничьте для себя, например, покупку импортной одежды – ну, таких там, Бриони всяческих там, ну и иже с ними, вот этой всей приблуды. Ходите в отечественных костюмах.

Ну, безусловно, я не могу не сказать, что стоит ездить пусть и на каких-нибудь отечественных автомобилях. Нет, упаси господь, конечно, никакая там Лада, потому что это проклятое Рено. Я предлагаю ездить на УАЗиках, потому что мне кажется, что тогда будет честно. Вы говорите, что «Господа… Господа, соответственно, чиновники, мы как бывшие чиновники благодарим вас за то, что вы сделали какое-то ограничение».

Вот такие мысли, такой вопрос у меня, собственно говоря, был, хотелось мне задать на линии президента. Но как я уже сказал, в общем, режиссура была этой всей истории несколько другая, и, конечно, я услышал многое, что у нас развивается малый и средний бизнес, что будут работать (до этого, видимо, не работали) над ставками по кредитам. Ну и далее по списку.

Напомню, +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно набарабанить смсочку. Вот, пишут нам. Виктор нам пишет: «Вот, слабо ли сделать без революции, а добиться хотя бы снижения уровня коррупции до западных стран? Сколько бы экономии средств было и без капитальных затрат».

Видите ли, Виктор, я, честно говоря, был бы рад бы, если бы у нас снизился уровень коррупции, но в данном случае у нас нету коррупции в прямом физическом смысле. Сейчас объясню, в чем фигура речи. Объясню.

Значит, когда мы говорим про коррупцию, мы говорим о некоем процессе, то есть нарушении закона (я подчеркну это слово: нарушении закона) и его обход. У нас, если разобраться по-честному, у нас нету нарушения закона. Вот, нету у нас нарушения закона, у нас есть родоплеменные отношения. И поэтому у нас не совсем коррупция.

У нас с вами получается, Виктор, исходя из того, что мы видим, это, как говорится, ну, как не порадеть родному человечку? И когда приходит вопрос на прямую линию президенту (и это многие сейчас троллят как раз в наших интернетах и говорят «Рогозин пристроил своего сына, пусть он пристроит и моего»), то разве ж это коррупция? Ну, как можно святых людей так обвинять? Ну, о чем вы?

Так. «Как вы считаете, на выборах президента политик с идеями об увеличении пенсионного возраста, об увеличении рабочего дня и так далее, и прочей риторики в пользу в кавычках бизнеса может выиграть выборы? Или это только популизм? Алексей».

Ну, первое начнем основное базисное. Алексей, значит, всё, что касается про пенсионный возраст, увеличение рабочего времени и иже с ними, что вы подразумеваете, оно никакого отношения к бизнесу не имеет. Я множество раз обращал всех внимание, что когда начинается разговор об уровне заработной платы, я говорю следующее (и вы должны тоже это четко для себя понимать): предприниматель – он не устанавливает заработную плату ни при каких обстоятельствах. Он не может платить больше или меньше. Вот этот посыл, что а давайте, там, кто-то будет платить больше, чем что-то, чем какая-то ставка, я всегда привожу очень примитивный пример.

В далекие нулевые года, когда, в общем, не было такого роста цен, бóльшая часть сотрудников, например, уборщицы получали 4,5 тысячи, 4,5-5,5 тысяч. Представим, что мы находимся в этих нулевых годах и с вами делаем такое волюнтаристское решение, это волюнтаристское решение – ну, например, платить 10 тысяч. К чему это приведет? Приведет ли это к тому, что некая потенциальная уборщица начнет получать больше? Нет, не начнет. Почему? Потому что ваш же менеджер скажет «Так, минуточку. Уборщица получает 10 тысяч, я получаю 20 тысяч. Почему же я получаю 20 тысяч? Я хочу 30». Ну и возникнет такая цепочка. Соответственно, это заложится в конечную стоимость товара, и ваша уборщица через очень короткое время начнет получать те же самые деньги, если говорить в товарном выражении.

Поэтому когда, Алексей, вы делаете вот этот посыл, что это в пользу бизнеса, нет, это не в пользу бизнеса.

Касаемо теперь по поводу выборов и некоей политической конъюнктуры. Есть ли шанс сегодня выйти на некую экономическую платформу, то есть дать некий экономический посыл, а не популистский посыл, о котором вы говорите?

Достаточно непросто, сразу могу сказать. Это связано в том числе и со структурой экономики, потому что бóльшая часть наших с вами сограждан – они работают на так называемых бюджетных предприятиях. И им не хочется свободы, они никогда эту свободу не держали в руках.

Яркий пример – это пример так называемой реновации, которая принята Государственной Думой. Как я и говорил, я б на их месте вообще бы не отказывал себе ни в чем, ни в каком удовольствии, а попросту говоря, принял бы сразу всё в трех чтениях. Зачем они растянули это на несколько там чтений, было непонятно – сэкономили бы наши время и деньги. Было понятно, что они это примут.

Да, безусловно, закон принял очень витиеватый такой характер, там внесено множество поправок, но не внесено главной поправки. Почему-то, по какой-то странной причине этот закон лишает собственности. При том, что собственность защищена Конституцией Российской Федерации.

К чему я это вам говорю? Посмотрите внимательно на голосование. Наши сограждане очень многие, много их количество, которые привыкли к тому, что им ту недвижимость, которая у них сейчас есть, дали, и поэтому они хотят, чтобы им дали в ответ что-то большее. Я сейчас не рассматриваю тот вопрос, который очень четко передергивают (я подчеркну это слово «передергивают») наши власти, которые говорят: «Те, кто против реновации, против того, чтобы граждане из ветхого жилья переехали в какую-то комфортабельную недвижимость». Нет, ничего подобного. Те, кто против так называемой реновации, а точнее отъема собственности, они как раз за то, чтобы люди, которые живут в невыносимых условиях, переехали в более комфортабельные условия. Но! Надо понимать, что существует программа действующая и существует действующий закон по работе с ветхим жильем. Но! Наши так называемые власти не хотят работать с этим ветхим жильем, абсолютно не хотят работать с этим ветхим жильем. Они хотят мытьем катаньем получить хорошее, действующее жилье (ну, даже не жилье, а землю под ним), и понимают, что если они под ветхостью его, что называется, заберут, то там не сладкий кусок и там нечего, что называется, отжать. А вот здесь!... И поэтому они ведут такую, лживую (я подчеркну это слово «лживую») риторику.

Более того, они расходуют наши с вами средства на эту риторику, потому что я видел уже не один тендер, который выигрывают так называемые информационные агентства по информированию граждан о пользе реновации. Представляете? О пользе реновации.

Поэтому, вот, когда вы, Алексей, задаете вопрос про популистскую или не популистскую риторику, к сожалению, конечно, популистская риторика превалирует и шансов-то политика, который выйдет на публичное пространство с лозунгом «Всем бабам по мужику, мужику по бабе, и всем зарплату по тысяче долларов», он существенно больше заработает с точки зрения электоральных очков, чем кто бы то ни было.

И это связано в первую очередь с тем, что структура экономики извращена, и у нас нету никакой практически самостоятельности на сегодняшний день.

Ну что? Сейчас мы слегка прервемся. Напомню телефон прямейшего эфира, точнее SMS-портала +7 985 970-45-45. Барабаньте свои смсочки, и я прочитаю все ваши вопросы и постараюсь на них ответить. Не переключайтесь.

Д.Потапенко― Ну что? Мы продолжаем Курс дядюшки По. Сегодня у меня прямая линия, как и у господина президента. Соответственно, я отвечаю на все ваши вопросы. Телефон прямейшего эфира SMS-портала +7 985 970-45-45 – можно набарабанить смсочку. И всё, что касается экономики, я постараюсь вам ответить, ну, вот, совсем живьем. Конечно, не с тем количеством цифр, у меня нет телесуфлера, такого большого количества помощников, которые могут быстро написать мне что-то в тетрадочку и рассказать о том, какие цифры надо правильно произносить.

Кстати, по поводу правильных цифр. Мои коллеги прислали мне 3 ссылки на портале Госуслуг, на портале Электронных торгов. Я посмотрел и, честно говоря, порадовался за наших замечательных людей. Значит, 3 запомнившихся мне особенно расходования наших с вами денег налогоплательщиков были следующие. Первое, это Администрация президента Российской Федерации для своего лечебного учреждения закупает 2 фаллопротеза 16-сантиметровых. Видимо, для лечебных целей. Ну, по крайней мере, я… Причем, из США, потому что нашими они, видимо, пользуются не могут. Ну, по крайней мере, я, вот, опять-таки, когда сегодня смотрел линию с Владимиром Владимировичем и, вот, сидел напротив него, я понял, что, по крайней мере, минимум 2 члена Администрации президента не работают. Железобетонно. Причем, это есть в открытом доступе, можно посмотреть.

Второй тендер, который меня порадовал, это закупка, соответственно, московским правительством 275 упаковок Виагры. Ну, тоже исключительно в медицинских целях. Видимо, вот, очень нужно, по крайней мере, потому что то, что делается с Москвой, ну, в общем, без сильной такой потенции, конечно, в общем, сделать невозможно.

Ну и третье, что, опять-таки, Московское правительство закупает для всех своих пансионатов систему спутникового телевидения с каналом «Ночной», то бишь с «клубничкой». То есть в то самое время, в которое мы с вами сегодня выходим, в этих пансионатах можно применить и первое, и второе, и третье.

Не могу не порадоваться. Однозначно, когда меня сегодня спрашивали «А что же делать малому и среднему бизнесу?», я понял, что вот именно в таких тендерах малому и среднему бизнесу есть, где проявить, потому что, по крайней мере, особенно, вот, для фаллопротеза для Администрации президента, особенно 2 штуки по 16 сантиметров – мне кажется, что это прямо прямое приложение усилий малого бизнеса. И это однозначно его подъем. То есть про подъем тут можно всё, как говорится, сказать четко и понятно.

Напомню, +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно набарабанить смсочку. Ну что нам пишет Андрей, Москва? «Представим, что Путин ушел. Это будет лучше для экономики или хуже?» Ну, Андрей и все остальные прочие, начнем с базисного. Так случилось… Ну, поскольку нам всем тут не по 16 лет, Путин уйдет. Ну, он когда-то уйдет же? Ну, вот, в любом случае это произойдет. Вы должны понимать, что… Что будет происходить дальше? Как ни покажется странно, то после этого, ну, может начаться существенно хуже. Будет существенно хуже.

Но проблема-то заключается в том, что у нас нету вариантов, абсолютно нету вариантов, что он не уйдет. Вот, в этом-то проблема. То есть как говорил Воланд, если вы вспомните, «Плохо не то, что человек смертен, плохо, что он внезапно смертен». И поэтому когда человек говорит, что он чем-то может распоряжаться в том числе, он сильно себя переоценивает.

Поэтому нравится нам это или не нравится, нужно думать о том, как жить без персоналий. Мы всё время пытаемся построить систему, основанную на неких персоналиях, а не на системе. Вот сейчас, чтобы было понимание, система превалирует даже над президентом Российской Федерации, сейчас он является заложником этой системы и у него вариантов нету. То есть сейчас это тот случай, когда система пожирает его. И уже это изменить невозможно.

И вот эти так называемые башни Кремля, о которых очень много говорят, они, на самом деле, являются… То есть они держат друг друга, и это равновесие крайне-крайне хрупкое. И это хрупкое равновесие может нарушиться в любую секунду.

Причем я сразу говорю, оно будет нарушаться не какими-то мифологическими даже протестными акциями при всем уважении, которые прошли во всех городах и регионах. Потому что я видел уже официальную пропаганду, которая рассказала о том, что происходило 12-го числа, и кто лидер этой всей истории, и что там подонки те или иные, сволочи те люди, которые испортили реконструкцию.

Очень хочется сказать. Дорогие мои хорошие, по разным оценкам более 60-70 городов (некоторые оценивают это там в 187 городов – я читал такие цифры) вышли на улицы. Там тоже испортили праздник реконструкции? Там тоже кто-то кого-то вывел не в то место? Может быть, мы, наконец-то, перестанем мерить Россию Москвой?

Россия очень большая. Так уж случилось, вот даже те, кто сегодня, сейчас меня слушают, те, кто будут слушать меня в подкастах, это 9 тысяч километров. И в первую очередь я хочу отдать дань уважения тем людям, которые делают это в маленьких регионах, в маленьких районах, в маленьких городках, потому что не Москвой всё делается. Не Москвой, запомните это раз и навсегда.

Москва, конечно, знаковая история. Питер – знаковая история. Но! Всегда регионы являются базисом.

+7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно набарабанить смску. Ну, вот, Алексей такую реплику произносит. «Честно говоря, я даже не совсем понимаю, почему за счет, как он пишет, государства одни люди имеют право обновить свое жилье? Мне кажется, что это забота собственников нести бремя содержания своего имущества».

Алексей, самое правильное (и я ко всем обращаюсь), когда вы говорите про некое государство, меня очень это сильно смущает. Не существует, коллеги мои любимые, дорогие, хорошие, государства. Государство – это конкретный персонаж. Совершенно конкретный персонаж. Это Вася, Петя или еще кто-то.

Фраза должна звучать так: «Честно говоря, я даже не совсем понимаю, почему за счет одного налогоплательщика другие люди имеют право обновить свое жилье?» — это будет корректная фраза, и тогда четко понятно, кто за кого платит. Потому что государство – это некий какой-то эфемерный всегда механизм и, вроде как, оно нам всегда должно. Нет, это не так.

Если мы говорим про конкретно, там, людей, которые живут в ветхом жилье, там есть основания, почему одни налогоплательщики платят за других налогоплательщиков. Потому что разница в доходах приводит к… Это та скрытая прогрессивная шкала налогообложения, о которой очень много говорят наши популисты. Я сейчас это слышу сплошь и рядом, что давайте введем прогрессивную шкалу налогообложений.

Ну, я могу сказать следующее. Что прогрессивная шкала налогообложения уже была. Она уже была и в России. И почему перешли на плоскую шкалу налогообложения? Потому что она не привела ни к чему.

На самом деле, и так существует прогрессивная шкала налогообложения – это то, вот, о чем вы задаете вопрос, Алексей. Это, по сути дела, когда один налогоплательщик, имея возможность, соответственно, зарабатывать чуть-чуть больше или там существенно больше, платит за то, чтобы те, кто проживают в существенно худших условиях, могли за его счет, ну, скажем так, улучшить свои условия.

+7 985 970-45-45. Вот реплика от Станислава: «Вы в корне не правы. Пенсионный возраст напрямую влияет на бизнес. Чем больше пенсионеров, тем больше пенсионных взносов. За последние 4 года взносы увеличились в 10 раз, с 12 тысяч до 120 тысяч. Плюс социальные взносы – 43. А это затратка. Я лучше эти деньги потратил бы на развитие».

Нет, пенсионный возраст, безусловно, влияет на бизнес, но когда мы, Станислав, обсуждали с Алексеем, если мне не изменяет память (уже смска убежала вниз), мы говорили о том, можно ли выходить некоему политику в существующих реалиях, когда у нас население России дохнет и стареет, можно ли выходить с некоей политической программой об увеличении пенсионного возраста?

С учетом того, что, чтоб вы знали, по расчетам к 2025 году у нас трудоспособное население упадет приблизительно на 10-12%. То бишь у нас к тому времени, когда я должен буду выйти на пенсию, то бишь к 2030 году, будет соотношение один к одному. Как вы сами понимаете, один к одному – это практически нереализуемый сценарий, то есть работающий должен платить реально за двух. Он должен как-то обеспечить себе же пенсию и мне же пенсию, да? Поэтому, вот, у нас такая, тяжелая демографическая яма, из которой мы еще начнем, может быть, только выбираться, потому что это связано… Это мы можем хоть 300 раз принимать сегодня… Как раз на линии президенту задавали вопрос по продлению или окончанию в 2018 году так называемого материнского капитала. Ну, сразу могу сказать, материнский капитал не приводит к тому, что девочки рожают больше. Вот, просто не приводит. Ну, 450 тысяч, конечно, сумасшедшие деньги, особенно для региона. Но! От этого, вот, вдруг ни с того, ни с сего рождаемость не поднимается.

Прирост рождаемости, который я видел, по последним данным составляет очень смешные там 76 тысяч. На 146 миллионов это разговор ни о чем.

Поэтому если говорить о пенсионном возрасте, когда вы, Станислав, это пишете, здесь вопрос, как формируется?.. Тут вопрос не пенсионного возраста, а как формируются пенсии?

Вот, на сегодняшний день пенсии формируются достаточно уродским способом. Я вот могу сказать, что я как человек, который сейчас работаю, я обеспечиваю пенсию своих родных и близких. И у нас, кстати, с вами вместе отнимают последние 4 года (поправьте, если кто-то помнит, может быть, 5 лет), наши пенсионные накопления передаются существующим пенсионерам, потому что дыра в Пенсионном фонде, там, если мне не изменяет, опять-таки, память что-то в районе триллиона. И об этом говорил наш Дмитрий Анатольевич Медведев. Так что здесь вопрос не в пенсионном возрасте, а в том, как формируются пенсионные накопления.

На мой взгляд, пенсионные накопления должны формироваться самим гражданином. А вообще все отчисления гражданин должен делать самостоятельно. Потому что когда сейчас гражданин по-прежнему утверждает, что с него платится всего 13% налогов, а реально с него, практически если посчитать всё, включая НДС, от которого он никуда не убегает, то там получается под 54%. Вот, если гражданин будет это каждый день, каждую секунду чувствовать, он совершенно будет себя по-другому вести.

Ведь, вспомните те, кто хоть раз приезжал там в США. Там цена указывается без НДС. То есть предприниматель указывает реальную стоимость товара, а в каждом штате есть свой НДС. На мой взгляд, это очень категорически правильно. И, кстати, напомню, что и зарплата считается с вычетами, то есть она считается чистыми. А все остальные налоги гражданин платит самостоятельно. Потому что каждую секунду гражданин осознает, что он делает.

И должен быть у вас, не знаю, выжженный императив: налоги – это покупка. Вы когда платите налог (не важно, вы заплатили НДС), вы покупаете на это государственные услуги, какие-то государственные услуги. И за эти государственные услуги вы обязаны требовать исполнения.

Так. +7 985 970-45-45 – SMS-портал. «Доброй ночи. Подскажите, какая сейчас средняя оплата труда в час в продуктовых сетевых магазинах?» — Влад из Тольятти задает вопрос. Владислав или Влад, как здесь написано, согласитесь, что вопрос достаточно дурацкий, потому что в час, во-первых, никто никому не платит. Во-вторых, не существует некоей средней температуры по больнице. Сейчас, чтоб вы знали, сегодня в соответствии с законом, принятым госпожой Яровой, сетью считаются даже 2 магазинчика. Так уж получилось. Ну, это она так боролась с сетевиками и, в общем, доборолась, что, в общем, сейчас 2 магазинчика – это уже тоже сеть. И одно дело, что какая-то сеть, в данном случае находящаяся где-нибудь в Урюпинске, замечательном городе, совершенно другое дело это такая же сеть из тех же двух магазинчиков, находящихся в городе Москве.

Значит, в сети Хедияр, которая тоже является сетью и тоже продуктовой, зарплата выше. В сети, там, дяди Гоги зарплата ниже. Всё определяется спросом и предложением. Нету такого среднестатистического показателя, никогда им не оперируйте, потому что цифра лживая, и эта цифра, ну, самостоятельно придумана.

Так. +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, я сегодня отвечаю на все ваши экономические вопросы.

«Дмитрий Валерьевич, а есть ли смысл простому смертному заниматься бизнесом в России в сегодняшних условиях? Виктор Санженаков». Что я могу сказать, Виктор? Дело всё в том, что, ведь, занятие бизнесом – это не занятие фитнесом. Бизнес и вообще предпринимательство – это стиль жизни. Просто стиль жизни как таковой. То есть вы не можете этим позаниматься с 9-ти до 6-ти, потому что вы так решили. Вы по-другому просто жить не можете, вот, в прямом физическом смысле. У предпринимателя нету выходного, у предпринимателя нету праздников, у предпринимателя нету дня и ночи. Он этим живет, потому что он не может уйти в 9 на работу и в 6 вернуться с этой работы, потому что он решает вопрос с клиентом ли, он думает, как это решить, он решает вопрос, как выплатить заработную плату. Ну, многие те, кто являются предпринимателями, знают, что первые 3 года ты работаешь не просто без выходных и без праздников, но зачастую ты и сидишь впроголодь. Твоя семья впроголодь, а ты сотрудникам обязан платить заработную плату. И даже вопрос не в том, что обязан или не обязан. Если ты не будешь платить им деньги, они просто уйдут в другое место и ты перестанешь обслуживать клиентов.

Поэтому когда вы говорите, Виктор, задаете вопрос, имеет ли смысл, ну, условия, конечно, такие, кислотные. То есть мы живем уже в реальной кислоте. Да, я много лет это говорю, что предпринимательство не имеет смысла для нашей системы управления. Не для государства, потому что упаси господь называть нонешние родоплеменные взаимоотношения государством.

Да, безусловно, им существенно выгоднее отсутствие свободного гражданина. А предприниматель является свободным гражданином, потому что он получает денежные средства не из какого-то бюджета, а он получает за счет конкуренции, и конкуренции за кошельки своих потенциальных клиентов. Конечно, такой гражданин не нужен существующей системе управления, потому что он является… Предприниматель в данном случае является врагом системы. Не врагом государства, а врагом этой родоплеменной системы.

Но тут выбор за вами. Вы можете встроиться и всегда иметь некий кусок хлеба, но вы должны понимать, что, конечно, в Газпроме, в Роснефти или, там, в каком-нибудь госучреждении вас не ждут. Не ждут ни при каких обстоятельствах. И выше старшего помощника младшего дворника вы там тоже не подниметесь. То есть у вас будет доход… Даже вопрос не дохода. Вы всегда будете в некоем таком прямом рабстве.

Поэтому, Виктор, не могу сегодня, как говорится, вам порекомендовать либо за, либо против. Я всего лишь говорю вам о том раскладе, который на сегодняшний день есть, и не более того.

Так. Продолжаем. +7 985 970-45-45 – SMS-портал, куда можно набарабанить смсочку про экономику, и я постараюсь на нее ответить.

Ну, вот, есть предложение, нужно просто перестать воровать, народу платить столько, на сколько можно жить, а не выживать. Хороший посыл, осталось понять, как вы можете заставить не воровать наших государственных чиновников. Вот этого я не понимаю, да? Потому что как государственный чиновник может заставить государственного чиновника не воровать? Только в рамках родоплеменных взаимоотношений, но это, на мой взгляд, не история.

Так. Что у нас еще есть? «Справедливо ли сейчас? Сейчас у нас не прогрессивная шкала, не плоская, а обратная шкала налога. С бизнеса налог всего 2,7%, с рядовых граждан – 55%». Ну, очень сложно, Константин, сказать, что с рядовых граждан 55%, а с бизнеса 2,7%. Дело всё в том, что рядовые граждане у нас не платят налоги, как бы им этого ни хотелось. К сожалению, все налоги платятся предпринимателем, а граждане всего лишь об этом узнают постфактум, потому что уплата налогов – это тоже работа, причем очень серьезная и очень геморройная. Геморройная, поскольку вы видите, как этим занимаются бухгалтера. С учетом того, что практически, там, каждые по моим оценкам 5-6 месяцев меняется законодательство, причем меняется достаточно серьезно, и это для нас для всех большая проблема.

Вы будете удивлены, дорогие мои хорошие, но вопросов осталось очень много, наш час фактически подошел к концу. Я постарался ответить всего лишь на часть ваших вопросов не только по прямой линии, но и про экономику. Но в следующий раз уже будут мои любимые гости, с которыми мы обсудим на примере их предпринимательского опыта их кейсы, их предприятия и то, как они нас с вами обслуживают.

Это был Курс дядюшки По, я Дмитрий Потапенко. Всем спокойной ночи. Не переключайтесь.