в гостях:
Максим Артюшенков - сооснователь и гендиректор компании «Море желаний»
ведущий авторской программы «Курс Потапенко»:
Дмитрий Потапенко

 

Д.Потапенко― Ну что? Всем доброй ночи, это Курс дядюшки По, и я по-прежнему Дмитрий Потапенко, и не без того, чтобы поговорить об экономике, я не могу провести каждый четверг.

Да, мы говорим об экономике, людях, которые ее создают, по-разному создают. Кормят нас, поят, одевают, создают интернет-платформы, ну и далее везде. Ну, в данном случае, наверное, сейчас мы будем говорить о впечатлениях через животный мир. Через легкий животный мир, такой, забавный.

У меня в гостях Максим Артюшенков, сооснователь и генеральный директор компании «Море желаний». Максим, доброй ночи.

М.Артюшенков― Доброй ночи, Дмитрий и все, кто нас слушают.

Д.Потапенко― Ну, я вот обозвал нашу тему, как вы уже прикололись в прихожей, скажем так, «Рыбка со спичку – доход миллион!». Давайте начнем с базового, да? Как оказалось, мы с вами аквариумисты. Ну, я там, может быть, чуть больше, у меня, действительно, аквариумы более 15 лет. Вы решили сделать из этого бизнес. Чего вдруг? Как вошла эта гениальнейшая абсолютно идея, то есть, казалось бы, лежащая на поверхности? Почему вы решили заняться и перевести, я так понимаю, хобби (или этого хобби не было?) в бизнес?

М.Артюшенков― Ну, начнем, наверное, не с меня, а с самой идеи. Появилась она несколько лет назад у моего партнера. Он сам аквариумист и любитель животных, ну, с детства. Я думаю, всю свою жизнь он будет заниматься животными.

Он человек, влюбленный в рыбок. Сперва он увлекался как хобби, затем это стало частью его жизни, бизнесом. И несколько лет назад он открыл магазин, аквариумный магазин, где продавал товары для аквариумистики и, собственно говоря, рыбок, которых он сам выращивал.

И как-то раз в магазин к нему пришла мама с дочкой, с маленькой девочкой, и девочка, ну, как и все дети, они любят животных, и она начала уговаривать маму купить рыбок и аквариум. Мама сопротивлялась, обосновывая это тем, что…

Д.Потапенко― Очень правильно сопротивлялась. Как человек, у которого 2 аквариума по тонне, могу сказать, что мама настолько права, что я просто ей аплодирую. Но все-таки, да, давайте вернемся к этой маме.

М.Артюшенков― Да, я вас понимаю, это, действительно, это дорого, это хлопотно и это не для всех, это, действительно, наверное, для энтузиастов.

И тогда девочка сказала «Ну, давайте хотя бы покормим рыбок». И мама попросила Стаса (Стас Ряховский – это мой партнер, который придумал эту идею), попросила покормить рыбок. Стас сказал, что это нельзя делать: у рыбок есть свой цикл кормления, и…

Д.Потапенко― Ну, график, да.

М.Артюшенков― Да, график, и так вот каждому желающему не стоит этого делать. Мама начала уговаривать его и даже стала предлагать деньги. И тут Стас…

Д.Потапенко― Тут-то фишка и поперла.

М.Артюшенков― Да. Тут у Стаса и появилась такая идея, он понял, что есть энтузиасты-аквариумисты, которые сами этим занимаются, а есть огромное количество людей, которым, в принципе, нравятся рыбки, нравится живая природа, но они не готовы связываться со всей этой долгой, дорогой историей.

И он решил, что было бы здорово сделать аквариум, поставить в общественном месте для всех, и получится некая такая… Такое, модное сейчас слово «шаринг-экономика», да? Вот, ты можешь завести свою рыбку, покормить ее, но ухаживать и все с этим связанные расходы будут нести другие люди. Вот, как это получается.

Д.Потапенко― Понятно. Хорошо. Ну, в этой же связи законный вопрос, опять-таки, не только как у аквариумиста с многолетним опытом, но и в ваших словах это прозвучало. Вот, аквариум, к которому подходит некое количество детей, и за деньги вы им продаете возможность его покормить. Рыба-то как выживает? Потому что у рыб-то очень достаточно, первое, должен быть ограниченный, я не побоюсь этого слова, рацион. И самое главное, он должен привязан быть в том числе и к циклам. Потому что рыбу легко убить не недокормом, а рыбу легко убить перекормом. Ну, вот, условно говоря, у нас подошло 20 детей, там оплатило эту услугу, бросило рыбкам корм. И чего мы дальше будем делать? То есть как будут выживать вот эти наши подопечные с вами? Как вы решаете этот вопрос чисто технически?

М.Артюшенков― Да. Здесь вот начинается как раз всё самое сложное. Есть система кормления. Эта система кормления управляется, ну, по сути, компьютером, в котором есть определенный алгоритм. И на энное количество рыбы, которая находится в аквариуме, нужно определенное количество корма. Система высчитывает, сколько корма им нужно. Причем, это разное количество, потому что рыба есть молодая, она подрастает, им нужно больше корма. Это алгоритм меняется. И в зависимости от того, сколько людей за определенный период покормило рыбок, она высчитывает дозировку и меняет ее (добавляет, уменьшает), и потом, если корма недостаточно, ну, потому что далеко не каждый человек кормит этих рыбок, то уже ночью рыбки получают полноценный рацион, исходя из тех кормлений, которые были.

В общем, это достаточно сложная система.

Д.Потапенко― Ну, то есть она, по сути дела… То есть мы фантазируем. У нас один день, предположим, пришло 100 детей, а в другой день не пришло вообще детей, и я так понимаю, что программа вычисляет среднесуточный объем корма, который должен уйти подопечным, и, соответственно, он компилирует. В данном случае он либо досыпает, либо не досыпает. Но когда досыпает, мне еще, как бы, ситуация понятна. А, вот, представим, программа не знает, сколько у нас сегодня придет детей, там, 100 или 10. И, вот, у нас вопрос с перекормом. Вот, у нас пришло 100 детей, и каждый из этих 100 детей хочет покормить. То есть у нас пришел первый ребенок – система не знает, и пришел сотый ребенок – и тоже система не знает, последний ли этот, что называется, мелкий засранец пришел покормить рыбку или еще будет сотня там? Ну, представим, что стандартный какой-нибудь торговый комплекс. Так, как мы будем решать этот вопрос, чтоб не убить наш животный мир?

М.Артюшенков― Сперва идет стандартная доза, которую получает определенное количество людей, потом эта доза уменьшается, если переходит количество людей определенный порог. И потом в каком-то даже случае она просто останавливается.

Д.Потапенко― То есть система, все-таки, останавливается?

М.Артюшенков― Если очень много людей подошло и покормило, она останавливается. Но! Тут есть такой момент. Когда мы ставим аквариум, мы ставим его на трафик, скажем так. И мы уже набрали много опыта, и мы понимаем, как трафик конвертируется в эти кормления, и мы понимаем, сколько в этом трафике будет примерно людей, которые будут кормить. Исходя из этого мы подбираем еще и определенный состав рыбы, определенное количество, определенную массу рыбы, и таким образом тоже варьируем, вот, чтобы и рыбки остались счастливы, сыты, и в то же время чтобы они не перекормились, и также чтобы это еще и получилось максимальный доход.

Д.Потапенко― Ну, законный вопрос: почему, скажем так, эту почти гениальную идею не воспроизведет кто-то другой? И сколько у вас клонов?

М.Артюшенков― Ну, конечно, у нас за последнее время появились клоны.

Д.Потапенко― Ну, их должно быть много достаточно.

М.Артюшенков― Если не ошибаюсь, у нас появилось 3, кажется, клона за последний год, но ни один из них не выжил и не превратился во что-то масштабное, потому что нюансов очень много. Начнем с того, что здесь есть и сложная технология, потому что это и в целом собрать всю эту систему достаточно непросто.

Д.Потапенко― Ну, скорее всего, это понятно, что бизнес делают те, кто связан с аквариумистикой, потому что при… Там, я свою ремарку вставлю, что при внешней простоте рыбки плавают, бульки всплывают и, вроде, там всё чисто, но вот то, что мы там обсудили с Максимом за эфиром, вот у меня, например, как раз сегодня погиб целый аквариум просто по причине того, что где-то корм, причем промышленный, фабричный, скорее всего, оказался не… То есть произошло такое сочетание легкой инфекции у рыб… Соответственно, это всё выбрасывается в воду и, там, выловить окончательно инфекцию невозможно, потому что ее надо либо пересаживать и, опять-таки, понимать, кто из этого десятка оказался заражен (а это практически нереально). И, вот, сочетание корма, инфекции у рыбы и перекорма, который произошел, потому что просто я не уследил – вот это уже был там мой косяк.

Ну, вот эта-то вся история?.. Понятно, что это занимается только тот, кто с аквариумистикой хотя бы, ну, если не на «ты», но хотя бы на «вы», так вот.

М.Артюшенков― Да, вы всё правильно говорите, тут должна быть высокая, очень высокая экспертиза в аквариумистике. Здесь должна быть высокая экспертиза инженерная. Нашу систему мы разработали сами, мы собираем ее сами. И высокая экспертиза, на самом деле, и в IT-процессах, и в бизнес-процессах. Потому что когда это один аквариум, это одна история. Когда это целая сеть, это уже совсем другая тема, и этим нужно управлять.

Насколько я понимаю, люди видят одну часть вот этого комплекса, пытаются ее повторить, но забывают про другие, у них получаются проблемы. Ну, мы видели свои клоны, и они, конечно… Ну, то есть я понимаю, в чем их проблема, и я понимаю, что это достаточно сложно повторить.

Д.Потапенко― Ну, хорошо, а клоны не обращались, условно говоря, чтобы их купили, чтобы их проконсультировали, ну и далее везде? Это совершенно логичная история.

М.Артюшенков― Мы с таким не сталкивались, и люди, которым этот бизнес нравится и они хотят им заниматься, они просто приходят к нам, и мы с ними работаем как с партнерами.

Д.Потапенко― Хорошо. Откуда вы нашли деньги?

М.Артюшенков― Ну, первые деньги, первые инвестиции я принес сам. Я до этого занимался бизнесом много лет, я уже 10 лет занимаюсь бизнесом. Занимался е-коммерсом, занимался строительством, и у меня были определенные деньги, и плюс какую-то часть денег я взял в кредит.

Д.Потапенко― Сколько потребовалось для старта этой истории денег?

М.Артюшенков― Для старта потребовалось около 3 миллионов рублей. На эти деньги мы доделали, скажем так, прототип и превратили его в пилот рабочий. И начали масштабировать. После того, как мы начали масштабировать, мы привлекли другие деньги – здесь мне помог мой отец, тоже предприниматель: он вложил в наш бизнес около 12 миллионов рублей, и на эти деньги мы смасштабировали определенную сеть.

Д.Потапенко― Ну, суммарные инвестиции сколько у вас с первого дня, если учесть суммарно ваши деньги, деньги вашего отца? То есть я так понимаю, 15 миллионов?

М.Артюшенков― Около того, да.

Д.Потапенко― И когда вы рассчитываете себе как управляющему, себе как инвестору вернуть эти деньги?

М.Артюшенков― Ну, на самом деле, мы сейчас уже прибыльные, и…

Д.Потапенко― То есть вы инвесторам все деньги вернули? То есть себе 3 миллиона и отцу 12?

М.Артюшенков― Нет, ну, мы вернули часть какую-то, которые были кредитные деньги, и то, на самом деле, даже не все.

Д.Потапенко― А сколько кредитных вы привлекли, соответственно, суммарно получается тогда, если мы говорим?.. Суммарная кредитная нагрузка. Мы же с вами в предпринимательской программе.

М.Артюшенков― Бóльшая часть из этого была, 10 миллионов из этой суммы была кредитная нагрузка. И 5 – это были личные средства. Какую-то часть мы вернули, закрыли часть кредитов, но основную часть – нет. Хотя мы получаем прибыль, но мы ее реинвестируем в развитие и в разработку самого продукта (мы над ним постоянно работаем, его улучшаем) и в масштабирование этого бизнеса.

Д.Потапенко― Но когда вы планируете, скажем так, вернуть все инвестиции и выйти, все-таки, на реальную чистую прибыль? Потому что сейчас пока это вы, пользуясь традиционными тремя «Ф» (это дураки, друзья и семья), вы взяли, по сути дела, там кредиты, инвестиции, и пока просто не возвращаете эти деньги.

А если, все-таки, представить, что… Поскольку нас слушают в первую очередь предприниматели. Если представить, что это люди, у которых нет таких возможностей, таких отцов, когда вы вернете деньги всем инвесторам, включая все кредитные? То есть когда вы реально выйдете на чистую прибыль?

М.Артюшенков― Я думаю, что это произойдет через 2-3 года. Более того, мы сейчас, наоборот, дополнительно еще привлекаем деньги, и привлекаем теперь уже не вот эти 3 «Ф», а привлекаем инвестиции со стороны в масштабирование этого бизнеса за рубежом. Мы, по сути, за последние 2 года, мы в России обкатали эту бизнес-модель, и сейчас хотим масштабировать ее за границей. В частности, на рынок США мы взяли, как на самый такой, крупный рынок, где много торговых центров, большое население с высоким доходом, и сейчас мы запускаем свою сеть там.

Д.Потапенко― Ну, когда вы будете привлекать деньги там, то там будет другая доходность и, соответственно, там другая должна быть схема и  привлечения денег.

М.Артюшенков― Ну, сейчас мы привлекаем инвестиции в России.

Д.Потапенко― Перетаскиваете их туда, в США?

М.Артюшенков― Ну, по сути, я сейчас общаюсь с рядом венчурных инвесторов, которым интересны бизнесы, которые могут работать не только в России. Ну, есть люди, которые готовы вложить в интересный бизнес, тем более он уже с подтвержденной экономикой, и поучаствовать в этом, и получить бизнес за рубежом. Это один момент. Мы собираемся в Штатах масштабировать свою сеть.

А в других странах… И у нас, наверное, может быть, не каждый день, но каждую неделю приходят заявки от предпринимателей из других стран, которые хотели бы этот бизнес запустить за рубежом. И они обращаются к нам, и мы сейчас…

Д.Потапенко― Но это пока русскоязычные, насколько я понимаю?

М.Артюшенков― Да, пока что это русскоязычные. Мы только с середины года планируем запускать программу такой международной франшизы и уже привлекать, ну, «лиды» и такой вот трафик из иностранных, англоязычных и прочих предпринимателей.

Д.Потапенко― Напомню телефон SMS-портала, куда можно набарабанить смсочку и задать вопрос моему сегодняшнему гостю, это +7 985 970-45-45. Соответственно, можно задать любой интересующий вас вопрос.

Ну, вот, Дмитрию Мезенцеву спасибо за приветствие. Он задает совершенно логичный вопрос: «Максим, это как в Японии что-то типа пансионата для животных получается?» Или это, все-таки, пансионат для людей в данном случае?

М.Артюшенков― Не, это для людей. То, что мы даем людям, это, ну, по сути, эмоция, положительная эмоция. Это очень нравится детям, ну, в общем-то, и взрослым. Ну, взрослые скорее попробуют раз-другой, и им это может быть не интересно, а дети являются нашими постоянными клиентами. И, вот, те положительные эмоции, которые они получают, это и есть, собственно, наш продукт, то, что мы генерим, скажем так. Да, рыбки являются теми, кто дает эти эмоции.

Д.Потапенко― О’кей. Хорошо. Насколько высок вход на этот рынок, по вашим оценкам? То есть если бы эту идею видели со стороны, на ваш взгляд, сколько нужно было бы денег на это? Те самые 15 миллионов или больше?

М.Артюшенков― Я думаю, что больше, потому что…

Д.Потапенко― В связи с чем?

М.Артюшенков― Самое главное, ну, как, наверное, и в любом бизнесе, и в этом тоже особенно – это время и полученный опыт за это время. Мы этим бизнесом занимаемся уже почти 4 года, и очень многое прошли и с точки зрения самого автомата, и с точки зрения работы с рыбой, и с точки зрения масштабирования. И мы понимаем сейчас, как работать с партнерами, вот, с франчайзи и в нашей стране, и за рубежом. И этот опыт получить можно только… Во-первых, он стоит деньги, во-вторых, этот опыт стоит времени. И я не думаю, что кто-то может повторить за короткий период.

Д.Потапенко― Ну, вопрос доходности, потому что пока что вы, скажем так, честно в минусах. Напомню, +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно задать вопрос моему сегодняшнему гостю. То есть здесь-то меня это как раз… Ну, я поэтому и задаю про чистую прибыль, когда вы вернете всем-всем-всем своим партнерам.

Хорошо. А процент гибели подопечных каков?

М.Артюшенков― Процент гибели, на самом деле, гораздо меньше, чем в домашних условиях, потому что, во-первых, этим занимаются профессионалы, я имею в виду люди, которые, все-таки, следят за рыбками. А во-вторых, за рыбками еще следит и техника.

Д.Потапенко― Там стоит камера видеонаблюдения?

М.Артюшенков― Мы сейчас тестируем работу с камерами видеонаблюдения, но сейчас там стоят датчики на количество воды, датчики на количество корма. Опять же, мы знаем, сколько эти рыбки получают корма. Все аквариумы оборудованы телеметрией, и мы получаем в реальном времени данные со всего парка, и мы понимаем, где что происходит.

Д.Потапенко― Стерилизаторы ставите?

М.Артюшенков― Нет, стерилизаторы мы не ставим – у нас собственные разработки, сделанные, кстати, Стасом Ряховским, системы жизнеобеспечения, фильтрации, которая эффективнее, чем такие, высокотехнологичные фильтры от крупных компаний-производителей.

Д.Потапенко― О’кей, хорошо. Когда вы говорите про франшизу, что вы обещаете с точки зрения срока окупаемости франчайзи?

М.Артюшенков― Ну, мы не говорим какие-то конкретные сроки, потому что здесь всё зависит, конечно же, от места. Место определяет всё, а именно трафик, который есть в этом месте. И есть наши партнеры, которые окупали свои инвестиции за несколько месяцев, но в целом мы ориентируемся на срок от года до полутора при установке в хорошее место.

Д.Потапенко― Ну, одним из немаловажных расходов у вас должна быть аренда.

М.Артюшенков― Да.

Д.Потапенко― И? Как мы этот вопрос решаем?

М.Артюшенков― Мы тоже за это время, мы общались, наверное, со всеми торговыми центрами в России, и мы понимаем, как с ними работать и как правильно преподнести наш продукт. Мы даем необычное развлечение для посетителей торговых центров, и развлечение для детей. И правильные, ну, скажем так, грамотные и современные торговые центры – они двигаются в сторону развлечения, потому что у них падает трафик, им нужно привлекать как-то посетителей тем, что они не могут получить там через интернет-магазины. И они превращаются, правильные торговые центры превращаются в торгово-развлекательные центры, и мы являемся частью вот этой экосистемы развлечений внутри торгового центра.

И мы объясняем это торговому центру, и в целом мы получаем очень хорошие условия по аренде, ну, практически от всех торговых центров. И процент одобрения, то есть такое разрешение на вход у нас очень высокий.

Д.Потапенко― Ну и сколько аренда составляет в конечном расходе?

М.Артюшенков― Ну, от 10 до 20, может быть, до 25 тысяч рублей в месяц. Это не много, учитывая, что…

Д.Потапенко― Ну, в процентном отношении?

М.Артюшенков― А, ну, это около 10-15% от выручки.

Д.Потапенко― Поскольку парк, как вы упомянули, достаточно большой, соответственно, вторым расходом должны быть технические специалисты, которые всё это анализируют, ну, в первую очередь обслуживают практически в ежедневном режиме. Насколько сейчас легко найти таких специалистов?

М.Артюшенков― Вы знаете, достаточно легко. Существует огромное количество, все-таки, вот этих энтузиастов-аквариумистов, которые занимаются этим как хобби и стараются еще зарабатывать на этом дополнительно деньги. И они занимаются обслуживанием аквариумов в офисах, в частных домах. Существуют форумы, сети, сайты там такие как YouDoo, где можно находить таких специалистов. И, по сути, мы выстроили такую сеть аутсорсеров-специалистов, которых мы сами находим удаленно во всех городах России, и они уже занимаются аквариумами.

Д.Потапенко― Соответственно, вопрос. А откуда у нас стадо?

М.Артюшенков― Откуда стадо. Ну, сперва мы выращивали… Как у нас было одно время, выращивали рыбу сами (ну, этим занимался Стас). Затем мы решили попробовать перейти на поставщиков…

Д.Потапенко― На аутсорс так называемый.

М.Артюшенков― На аутсорс, да, и столкнулись с тем, что получить рыбу в большом количестве и хорошего качества, здорового, ну, невозможно и очень тяжело. Мы не смогли этого делать.

И в итоге мы, опять же, не хотели этого делать, но пришлось это сделать – мы ушли в собственное производство. Мы закупаем малька, молодую рыбу из Юго-Восточной Азии, Таиланд, Сингапур, привозим ее, подращиваем, она проходит карантин и дальше мы уже отправляем ее… То есть у нас такое, рыбное хозяйство свое появилось.

Д.Потапенко― Ну, оно достаточно такое, непростое, потому что у вас должен быть достаточно широкий ассортимент при этом. Объем поголовья-то должен быть не сильно большой. То есть у вас получается, что у вас ассортимент широкий, но с очень небольшой глубиной получается, исходя из этого.

Насколько рыба часто болеет?

М.Артюшенков― Ну, конечно, они живые, они болеют. Но благодаря тому, что у нас, опять же, отработаны процессы работы с рыбой, есть инструкции для вот этих всех аутсорсеров-специалистов, несмотря на то, что они сами профессионалы, мы им даем еще дополнительный материал, на что обращать внимание, чтобы снизить, скажем так, процент заболевания рыбы. И если они видят, что что-то происходит не так, то часть рыбы забирается в карантин, передерживается, подлечивается, возвращается, ну, либо заменяется.

Д.Потапенко― А зарубежные насколько к этому, скажем так, поставщики хорошо относятся? Потому что фитосанитарный контроль в обе стороны очень жестокий.

М.Артюшенков― Ну, мы столкнулись с тем, что невозможно перевезти рыбу из одной страны в другую, уже взрослую рыбу, и решили от этого отказаться. Начали искать поставщиков за рубежом, и, по крайней мере, в США, где мы запустили наш первый аквариум иностранный, заграничный, то там оказалось с этим проще.

Д.Потапенко― Ну что ж, давай на этой оптимистичной ноте чуть-чуть прервемся. Напомню, у меня в гостях Максим Артюшенков, сооснователь и генеральный директор компании «Море желаний». Не переключайтесь.

РЕКЛАМА

Д.Потапенко― Ну что? Мы продолжаем. Это Курс дядюшки По, и сегодня мы говорим о живом таком бизнесе – это как «Рыбка со спичку – доход миллион!» У меня в гостях по-прежнему Максим Артюшенков, сооснователь и генеральный директор компании «Море желаний». То есть рыбка золотая исполнит ваше желание.

Максим, ну и, соответственно, рыбки-то золотые самые распространенные, кого хочется покормить и кого хочется заселить в аквариум? Или это не так?

М.Артюшенков― Наверное, самые распространенные. Но мы не работаем с золотыми рыбками.

Д.Потапенко― И с чем это связано? Нет, мне понятно – объясните людям. Нету больше геморроя, чем золотая рыбка, это называется.

М.Артюшенков― Да.

Д.Потапенко― Это я вам просто могу сказать. Знаете, золотая рыбка – это фигура речи, но с точки зрения живого организма, напомню… Я, конечно, понимаю, тут у нас разные радиослушатели, некоторые пренебрежительно так говорят «Ну, господи, рыбки!» Но поверьте мне, что ухаживание за рыбами – в общем, это такая история, крайне затратная. Затратная с точки зрения именно вложений. Это вам кажется, что покормил их один раз и они об этом забыли. Вы не забывайте, что то, что для вас является воздухом, для них является вода. И представьте, что из вашего воздуха туда попадает какая-то мелкая инфекция и у вас сразу погибает всё поголовье. И это может происходить регулярно.

Или, например, в воде, которая, напомню, наливается из нашей… Ну, другой воды у нас не бывает. Из-под наших кранов загуляет химия, и эту химию очистить окончательно и бесповоротно невозможно. Ну, потому что тут многие прикалывались. Если кто забыл, у нас сейчас на сайте «Эха Москвы» можно заранее моему гостю набарабанить тоже вопрос. И, вот, некоторые тут прикололись: «Вода в аквариумах должна использоваться крафтовая?» Ну, это шутка на грани шутки. Конечно, вода не крафтовая, но подготовить воду, то есть, по сути дела, среду для аквариума – это крайне-крайне непростая история.

Ну так, все-таки, давай про золотых рыбок. Почему не золотые рыбки? Объясни людям, как говорится, почему? Объясни народу, почему Володька сбрил усы?

М.Артюшенков― Золотые рыбки очень капризные, и для того, чтобы обеспечить им надлежащий уход, требуется больше внимания и требуется больше работы, то есть времени, потраченного специалистами на аутсорсе. И экономика вырастает, и получается уже не такая интересная. Плюс получается очень много сбоев.

Д.Потапенко― Ну и хорошо, вот у нас как раз вопрос: «Какие виды рыбы представлены?» — Дмитрий из Москвы задает этот вопрос. +7 985 970-45-45 – можно задать SMS-вопрос.

М.Артюшенков― В основном, мы работаем с разными видами циклид.

Д.Потапенко― Как самыми простыми, что называется, и самыми неприхотливыми, насколько я себе понимаю.

М.Артюшенков― В общем, да.

Д.Потапенко― Хорошо. Ну, циклиды – это, действительно, такие, одни из самых неприхотливых и чаще всего выживаемых. Но, вот, у нас, опять-таки, очень оригинальные зачастую вопросы приходят: «А не пробовали помимо рыбок крокодилов? Очень забавное зрелище». Вот, Дмитрий из Оренбурга, видимо, стебется. Может, действительно, имеет смысл крокодилов? Крокодил, исполняющий желания, — мне кажется, тоже в этом есть какой-то цимес ситуации. Ну и вообще расширим этот вопрос. Помимо циклид каков ассортимент рыбок? Что-то еще?

М.Артюшенков― Мы периодически…

Д.Потапенко― Там, араваны, пираньи там, ну, или что-нибудь в этом духе?

М.Артюшенков― Да, мы периодически устраиваем мозговые штурмы, и у нас много есть запасных вариантов, а также вариантов, которые реально находятся в разработке. Это и пираньи, где можно за чуть бóльшую сумму закинуть туда мышку, например, или что-то подобное.

Но на самом деле, сейчас мы ведем еще работу…

Д.Потапенко― Но для детей, я боюсь, это будет жестко так.

М.Артюшенков― Да. Поэтому мы решили…

Д.Потапенко― Хотя, разные дети, в общем, бывают.

М.Артюшенков― ...мы решили это оставить для Лас-Вегаса – там публика, наверное, будет рада, но это не массовая история.

Д.Потапенко― Не уверен. Нет, как раз если ты был в Лас-Вегасе, то Лас-Вегас чем отличается – там мамы… Ну, поскольку у нас же сограждане теперь, судя по всему, с учетом последних пожеланий наших сенаторов не будут самозанятых выпускать, Лас-Вегас – там в 3 часа ночи мамы с 2-3-летними детьми совершенно чешут, опять-таки, в 3 же ночи по Лас-Вегасу. Лас-Вегас – это не царство разврата, а это скорее такой энтертейнмент, это такое представление, город представлений я бы это назвал. А казино – это так, постольку поскольку. Ну, это мое мнение, я, возможно, заблуждаюсь.

М.Артюшенков― Ну, в общем, пираньи – это, действительно, нишевая история, на любителя. А так у нас есть сейчас работа с птичками, с черепахами и, возможно, запустим скоро новый продукт.

Д.Потапенко― Ох ты ж! Это уже будет птица желаний?

М.Артюшенков― Примерно так.

Д.Потапенко― Понятно. Хорошо. Насколько оборудование и вообще создание такого аквариума хлопотная история? Вы берете стандартные или сами всё варите?

Ну, потому что я объясню нашим радиослушателям. Есть аквариумы, которые изготавливают профессиональные фирмы, а есть аквариум, которые вы можете собрать даже вплоть самостоятельно. Ну, те, кто там чуть помоложе, реально мы собирали в советское время, когда не было возможности, собирали сами аквариумы. Сейчас как это происходит?

М.Артюшенков― Ну, мы собираем их тоже сами. Это позволяет выдерживать стандарты качества. Ну и кроме того контролировать себестоимость.

Я хочу сказать, что у нас помимо аквариума существует очень много дополнительных компонентов. Это еще и большой элемент – это вендинговый модуль. Мы же кроме того, что кормим рыбок, мы еще и дарим подарки тем, кто кормит рыбок. Люди получают игрушку…

Д.Потапенко― То есть частично, как бы, вы возвращаете деньги обратно?

М.Артюшенков― Ну, да, да. Это и на память, и, в принципе, это игрушка, которая позволяет поддерживать более длительный спрос на эту историю.

Д.Потапенко― Вы как-нибудь отслеживали, если мы возьмем такую, бизнесовую абсолютно историю, конверсию? То есть как часто совершается вторая покупка? Можно ли это понять? Ну и самое главное, третичная покупка? Потому что поскольку у нас, все-таки, предпринимательская программа, то клиентом можно считать только третичного клиента, то есть который совершил третью покупку, потому что не первая, не вторая… Ну, это такие гипотезы, и проверка гипотезы.

М.Артюшенков― Мы сейчас собираем достаточно много данных. Мы оборудовали наши аквариумы датчиками и счетчиками трафика, мы считаем, сколько людей проходит мимо аквариума.

Д.Потапенко― С помощью чего? Камеры?

М.Артюшенков― Нет, есть модули, которые считают включенные Wi-Fi и Bluetooth на телефонах. Практически сейчас у каждого человека он включен в постоянном режиме, и наш маячок…

Д.Потапенко― Не хотите попасть под подсчет, выключайте Wi-Fi или пользуйтесь телефоном Nokia 3310. Угу?

М.Артюшенков― Точно. Мы считаем трафик общий, мы считаем количество контактов. Когда человек подходит, он начинает взаимодействовать с монитором. У нас есть монитор touchscreen. Если он коснулся монитора, мы понимаем, что это случился контакт. И дальше мы считаем уже конверсию в продажах. Мы собираем эти данные.

Что касается повторных продаж, мы…

Д.Потапенко― Пока, я так понимаю, вы не анализируете, вы пока не знаете этого.

М.Артюшенков― Пока мы это не анализируем, но мы уже почти научились это делать. Сейчас мы запускаем и в России, и в Штатах в тестовом режиме пока что цифровой контент, который может получить человек, введя свой email после того, как он покормит рыбок. Например, мы ставим камеру внутрь аквариума – эта камера снимает ребенка, который, улыбаясь, смотрит на…

Д.Потапенко― Но это вы ляжете на себестоимость же.

М.Артюшенков― Ну, на самом деле, это совсем небольшая себестоимость оборудования, и просто разовые затраты на разработку софта. А так мы получаем классный, интересный дополнительный контент, и самое главное, мы начинаем уже более тщательно наблюдать за нашим клиентом, и мы сможем, проверяя те или иные гипотезы, понимать, что влияет на вторичный, на третичный и на прочий спрос, и таким образом увеличить нашу выручку.

Д.Потапенко― Напомню, +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, где можно набрать вопрос моему сегодняшнему гостю. Иван задает вопрос из Москвы: «За какие деньги вы планируете продавать франшизу за рубеж, если планируете?» Потому что сейчас это какая-то такая, повальная история, когда у нас каждый юный предприниматель считает своим долгом открыть объект где-то за рубежом и сразу же называет себя минимум международной компанией. Я сразу говорю «Ну, тогда уж надо называть себя компанией, как любят это китайцы. Они везде точек понаставят, и сразу называются не только международной компанией, а чуть ли не вселенской». Ну так, все-таки, вернемся к франшизе за рубежом. Если будет она там? Или она не будет там происходить?

М.Артюшенков― Она будет там, она уже есть, и скоро наш аквариум появится во Франции, в Париже, в Лондоне, в Австралии и в Польше.

Д.Потапенко― Ну, это русскоязычные наши эмигранты, насколько я себе понимаю.

М.Артюшенков― Пока что да. Мы сейчас пока, вот…

Д.Потапенко― Но будем надеяться, что это когда-нибудь вырастет, потому что бóльшая часть наших так называемых гениальных идей застревает в том, что у буржуев другой менталитет и они не хотят покупать франшизу не то, что из далекой России не по причине того, что они к нам плохо относятся, а потому что они просто не врубаются, чего мы хотим-то. Разность ментальностей очень сильна.

М.Артюшенков― По сути, мы сейчас запустили уже бизнес в США, и когда у нас там появится небольшая сеть (а она появится у нас уже в этом году), мы отработаем работу уже с американским клиентом. И дальше сможем работать с партнерами в других странах – ну, и в Штатах внутри, и в других странах.

Затраты достаточно умеренные. Мы договариваемся с партнером о первой партии аквариумов (как правило, там 3-5 штук), партнер ставит их у себя в стране. Мы делаем специально под него переводы на язык, какие-то вещи, может быть, мы делаем целенаправленно на его страну. Например, подарки, которые будут дариться клиенту, они могут меняться от страны к стране. Дальше клиент устанавливает и понимает экономику этого бизнеса, мы подписываем эксклюзивный договор на работу с ним, и работаем по одной стране с одним человеком.

Д.Потапенко― Аквариум за рубеж везете или там варите?

М.Артюшенков― Нет-нет, мы полностью всё везем за рубеж.

Д.Потапенко― То есть отсюда везете стекло?

М.Артюшенков― Да. Мы уже…

Д.Потапенко― Компрессора?

М.Артюшенков― Да. Мы уже проверили это, и оказалось, что это…

Д.Потапенко― Это рентабельно?

М.Артюшенков― Это рентабельно, да. У нас уже есть свое производство, есть своя экономика, мы много вложили и времени, и денег в то, чтобы она у нас появилась, и сейчас нам проще упаковать это всё и перевезти. И мы знаем, что стандарт качества соблюден. Логистика – не такие уж большие затраты здесь.

Д.Потапенко― Ну, аквариум физически собирается на зарубежной территории специалистом из России?

М.Артюшенков― Первые… Сперва шеф-монтаж делает наш специалист, а дальше мы уже партнеру показываем, как происходит эта сборка, как заниматься обслуживанием и, в общем, передаем ему все знания, которые мы накопили, и он уже дальше развивает и масштабирует этот бизнес самостоятельно, получая от нас оборудование и получая полную поддержку техническую, информационную и прочую.

Д.Потапенко― +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно задать вопрос. И напомню, что к своим будущим программам на сайте «Эха» можно будет тоже задавать моим гостям. Потому что очень много вопросов, которые пришли к сегодняшней программе, это были вопросы ко мне, а на вопросы лично ко мне любимому я отвечаю на открытых встречах. И, в общем, бóльшую часть вопросов, которые вы задали, я сразу могу сказать, я на них уже отвечал и не один раз.

Хорошо. Что мы с вами будем делать, когда клонов станет больше, например, клоны появятся за рубежом?

М.Артюшенков― Ну, я могу так сказать. Что когда появился первый клон…

Д.Потапенко― Ну, в России. Просто за рубежом-то это быстрее произойдет.

М.Артюшенков― В России. Я достаточно сильно начал нервничать. Когда появился второй клон, я успокоился. Когда появился третий клон, я понял, что это даже хорошо, потому что появляется конкуренция, которая подстегивает в первую очередь нас. И я верю в то, что нужно работать над самим продуктом. У него есть много точек для дальнейшей эволюции, скажем так. И самое главное, нужно просто быстро масштабироваться, занимать хорошие места, и у нас сейчас есть очень хороший запас времени, знаний, технологий.

Д.Потапенко― Вопрос. Что мешает, условно говоря, тому же торговому центру… Ну, так, пофантазируем. Вот, надоела ему ваша там франшиза, и он обратился, условно говоря… Ну. я из себя буду строить плохого. Обратился ко мне, говорит: «Дмитрий Валерьевич, а, вот, сделайте нам это». Формально чего? Аквариум, там, собрать или нанять специалиста, который его сварит, возможно. Рыбок? Ну, где их взять, там любой аквариумист, в общем, в принципе, знает. Вот, мы фантазируем, что у нас есть некий персонаж, и там человек, который владелец торгового центра, говорит: «А, вот, воспроизведите мне». А вас выгонит. Что мешает ему так сделать?

М.Артюшенков― Ну, я думаю, все-таки, торговые центры занимаются своим делом – это предоставление коммерческой недвижимости в аренду, и редко они занимаются бизнесами своих арендаторов.

Д.Потапенко― Стараются, да, не заниматься.

М.Артюшенков― Да. Потому что у всех своя специфика, у всех своя ниша. Ну, конечно, нас будут стараться повторять. Но, во-первых, это даже и хорошо, это позволит нам лучше работать. Во-вторых, на самом деле, это очень сложно для тех, кто пытается это сделать. Ну и в-третьих, у нас есть еще интеллектуальная защита – мы получили ряд патентов не только в России, но и в других странах. И я думаю, что это нам тоже поможет.

Д.Потапенко― +7 985 970-45-45. Дмитрий Мезенцев, не знаю уж, стебется или не стебется. По поводу импортозамещения. У нас это такая тема, очень важная. Рыба-то у нас вся импортная. Родной-то рыбы, там, карпов вы не запустите точно. Просто они физически не выживают в аквариуме (это другая история). Так, все-таки, как будем поступать с рыбой, которая, во-первых, валютная составляющая, а, во-вторых, будет ли у нас импортозамещение в аквариумной рыбе?

М.Артюшенков― Будет. Мы уже этим занимаемся. У нас так много собственной рыбы, которая живет в наших аквариумах, что она, естественно, дает…

Д.Потапенко― Племенное стадо есть?

М.Артюшенков― Да. По сути, племенное стадо, и мы… Наши же питомцы наших аквариумов воспроизводят новую рыбу. То есть, по сути, начиная с икринок мы выращиваем ее и получаем. Часть рыбы мы замещаем и получаем необходимый…

Д.Потапенко― Ну, раз с икринок, насколько?.. Поскольку мы упомянули такую часть айсберга, которая над водой находится. Вот, выращивание племенного стада – насколько высок процент гибели? Насколько это более сложный бизнес или простой по сравнению с визуальным представлением, ну, то есть в торговых центрах? Поскольку это принципиально другой бизнес (выращивание племенного стада) в данном случае, когда мы говорим о рыбе.

М.Артюшенков― Да, это сложная тема, этим занимается Стас, и здесь более длинный цикл. Здесь уже проходит больше, чем полгода, с того момента, как рождается эта рыбка из икринки и превращается в ту рыбу, которую мы можем уже посадить в торговый центр.

Он этим занимается, ему это нравится, у него это получается. И это здорово.

Д.Потапенко― Нет, согласен. Главное, чтобы нравилось. Но тут еще бы неплохо, чтобы это и денег приносило. Дело за малым.

Есть ли аквариум (я в кавычки поставлю) с хищной рыбой?

М.Артюшенков― Нет, у нас…

Д.Потапенко― То есть, в основном, это рыбы такие, достаточно мирные, между собой у них столкновений нету, скажем так?

М.Артюшенков― Столкновений, которые заканчиваются тем, что одна рыбка съест другую, нет, таких нет.

Д.Потапенко― Ну, по крайней мере…

М.Артюшенков― Естественно, они внутри дерутся друг с другом, пытаются занять лучшее место под солнцем, получить больше корма. Это абсолютно нормально. Как и все живые существа.

Д.Потапенко― Ну, естественно, они защищают свою территорию. А как вы решаете вопрос, собственно говоря, внутренних взаимоотношений? Потому что там же, когда вы заселяете, могут группировки внутри образоваться. Сколько, кстати, в среднем аквариуме проживает рыб?

М.Артюшенков― От 70 до 100 особей. Перед тем, как заселить в аквариум, мы заранее выделяем комплект, и он какое-то время уже проводит вот в этой своей тусовке, и мы наблюдаем, и смотрим: если кто-то слишком агрессивный либо, наоборот, слишком слабый, то мы их убираем и в итоге формируем группу, которую можно смело отправлять в путь.

Д.Потапенко― В течение какого времени, так скажем, стая приходит в состояние баланса?

М.Артюшенков― Ну, если честно, я сам не очень аквариумист – тут, наверное, это лучше к Стасу вопрос. Но насколько я знаю, это около недели или двух недель предподготовка такая идет.

Д.Потапенко― Хорошо. Тогда уже не как к аквариумисту. А если происходит гибель, вы заменяете всех? Ну, происходит гибель стада всего внутри аквариума, ну, по какой-либо причине. И как часто происходит, если это такое происходило? Ну, вот, вы поставили аквариум в торговом центре. По любой причине (потому что там, все-таки, и система не совсем замкнутая) туда проникла какая-то инфекция и все погибли.

М.Артюшенков― Да, у нас, к сожалению, были такие случаи.

Д.Потапенко― Ну, это нормально. То есть если это не происходит, то это какая-то проблема.

М.Артюшенков― Это нормально, да. Плюс есть, конечно, человеческий фактор. Плюс, к сожалению, мы столкнулись даже с тем, что есть еще и вандализм внешний, когда люди пытаются…

Д.Потапенко― Отравить. Ну, не отравить, а, по крайней мере, что-то сделать, не понимая. Ну, это как в любом зоопарке. Когда написано «Не кормите животных», это не фигура речи, потому что животные, действительно, погибают. А для аквариума это фатально.

М.Артюшенков― Ой, да, у нас была вообще трагическая история. В Шереметьево у нас стоит один из самых наших первых аквариумов. Завелась сердобольная бабушка, которая работала где-то там в Шереметьево, и всячески жалела этих рыбок: ей казалось, что если она оторвет крышку и насыпет туда овсяные хлопья, то рыбкам станет лучше. Но, к сожалению, один раз это плохо закончилось, после этого мы стали ставить замки на все эти вещи.

Д.Потапенко― Сделали замкнутую систему, чтобы нельзя было вскрыть.

М.Артюшенков― Да. А так, в целом, ну, если такое вдруг случается, то мы заменяем рыбок, и аквариум продолжает…

Д.Потапенко― Приносить деньги.

М.Артюшенков― ...работать и радовать людей, да. И приносить деньги.

Д.Потапенко― И, может быть, даже когда-то вы не только порадуете людей, но и порадуете, самое главное, инвесторов, о которых мы говорили в самом начале.

М.Артюшенков― Ну, вот та сеть, которая есть у нас сейчас в России, она уже прибыльная. А дальше мы просто будем продолжать масштабирование.

Д.Потапенко― Прибыльная она будет, только когда вы вернете. Пока она еще минусовая.

М.Артюшенков― Вопрос – куда мы реинвестируем эти деньги? Мы могли бы вернуть их инвесторам, а мы их продолжаем вкладывать в развитие сети.

Д.Потапенко― Задача инвестора – вернуть деньги. Это вы в данном случае, как говорится, используете служебное положение в личных целях. Потому что стандартный инвестор – он вошел на 3 года, хоть на уши встаньте, верните ему. Либо увеличивайте долю.

Ну что, Максим? Вот тут все абсолютно желают вам удачи в вашем нелегком в пастбищном деле. Я вам тоже желаю удачи. И будем надеяться, что всё будет хорошо.

М.Артюшенков― Спасибо, Дмитрий.

Д.Потапенко― Ну что? А это был Курс дядюшки По. Не переключайтесь.