в гостях:
Мамуд Шавершян - гендиректор компании ООО «Ерик»
ведущий авторской программы «Курс Потапенко»:
Дмитрий Потапенко

 

Д.Потапенко― Ну что? Добрый вечер всем. Это Курс дядюшки По, и я Дмитрий Потапенко, по-прежнему мы  говорим об экономике и людях, которые ее создают.

Сегодня замечательный день, и поскольку мы много говорим о разных предпринимателях, предпринимателях, создающих экономику в виртуальной сфере, в реальной сфере, сегодняшний мой гость – он очень уникален. Уникален в той части, что занимается он достаточно простым делом – он, в общем-то, печет хлеб фактически. И так уж получилось, что… Вряд ли он бы когда бы стал известен нам с вами всем, если бы не достаточно история, на мой взгляд, которая взорвала интернет. Ну и очень сильно, скажу честно, зацепила меня. Это про то, что мой сегодняшний гость раздавал бесплатно хлеб, и получил в ответ достаточно неадекватную, на мой взгляд, реакцию от людей, о которых он хотел заботиться. Он со всей своей широтой души получил в обратную реакцию ровно диаметрально противоположную.

У меня в гостях Мамуд Шавершян, генеральный директор ООО «Ерик». Тему я обозвал «Бесплатный хлеб в обмен на зло». Мамуд, добрый вечер.

М.Шавершян― Добрый вечер.

Д.Потапенко― Ну, мы бы… Это как частный повод, который, я сразу могу сказать, меня очень сильно зацепил, потому что я как предприниматель, который там занимается бизнесом где-то 28 лет (плюс-минус), я был поражен вашим шагом, именно такой вот широтой. И, конечно, меня очень неприятно, скажем, зацепила реакция людей, потому что… Я, конечно, давно с ней сталкивался. Сразу могу сказать, что, в общем, как ни странно… То есть такие, так скажем, порывы души у многих моих коллег – они периодически случались, и, как правило, реакция была такая, какая она есть.

Но давайте пока будем говорить не о людях, а о том, чем вы занимаетесь. Расскажите о том, что представляет на сегодняшний день ваш бизнес.

М.Шавершян― В этом бизнесе я с 1994 года. Я начинал с Звездного хлебокомбината на продаже хлеба. После этого выросли, стали дилерами сильными. У нас потом с магазином работали, доставляли… Сейчас в данный момент своими машинами доставляем хлеб по Москве, в Московскую область, Сергиев Посад, Владимирскую область.

Д.Потапенко― То есть у вас сейчас пекарня?

М.Шавершян― Нет, у меня не пекарня, у меня пекарни не было. Я заведую тремя комбинатами хлебобулочных изделий.

Д.Потапенко― То есть вы работали как дилер хлебобулочного комбината?

М.Шавершян― Да. С тремя хлебокомбинатами. С Звездным, который сейчас «Хлебный дом», с ним работаем около 26-27 лет, с этим комбинатом работаем. Работаем с раньше назывался «Пека», теперь «Настюша». И потом еще работаем с Сергиево-Посадским хлебокомбинатом, тоже «Настюша» называется.

Д.Потапенко― Не сильно они, в общем-то, развлекались в названиях.

М.Шавершян― Да. Нет, сейчас «Настюша» очень крупный у нас комбинат. Он почти все хлебокомбинаты выкупил.

Д.Потапенко― То есть вы, по сути дела, занимаетесь только доставкой?

М.Шавершян― Доставкой, да.

Д.Потапенко― То есть у вас?..

М.Шавершян― Мы берем объем большой и раздаем своим магазинам, вместе с ними договор заключаем. Заключаем договор и доставляем.

Д.Потапенко― У вас собственный транспорт?

М.Шавершян― Да, всё собственный транспорт.

Д.Потапенко― Много у вас транспорта?

М.Шавершян― Машин, наверное, 40.

Д.Потапенко― И сколько у вас водителей?

М.Шавершян― Ну, водителей…

Д.Потапенко― Они же посменно, небось, работают?

М.Шавершян― Нет, раньше было 40, а теперь очень мало. Водителей, наверное, 15. Потому что у нас сейчас продукция не так, как раньше продается, а теперь уже стало меньше.

Д.Потапенко― Понятно. Сложно сейчас подбирать персонал водителей?

М.Шавершян― Да, очень. Очень тяжело, потому что граждане России не работают так…

Д.Потапенко― Как нужно.

М.Шавершян― Как нужно, да.

Д.Потапенко― В том объеме.

М.Шавершян― Да. И таким зарплатам.

Д.Потапенко― Когда мы говорим вот об этом случае, который случился, то есть я правильно понимаю, что хлеб вы, по сути дела, из своей прибыли поставляли в магазины, и магазин раздавал вашу прибыль, по сути дела?
М.Шавершян― Да-да. Мы поставляем в именно наш магазин.

Д.Потапенко― То есть у вас есть еще собственный маленький магазинчик?

М.Шавершян― Нет, у меня был в Москве. Убрали уже год почти. Был специальный такой проект правительства Москвы, павильон у нас был, мы в Москве тоже раздавали.

Д.Потапенко― А в Москве где павильон был?

М.Шавершян― Улица Федоскинская, пересечение с Полесского.

Д.Потапенко― Это была палатка такая?

М.Шавершян― Не-не, павильон там.

Д.Потапенко― Павильон?

М.Шавершян― Павильон, да.

Д.Потапенко― Снесли?

М.Шавершян― Снесли, да.

Д.Потапенко― Ну а документы на собственность были у нас? Или там всё было не?..

М.Шавершян― Были. Были на собственность, конечно.

Д.Потапенко― То есть это, вот, в ту самую приснопамятную ночь длинных ковшей, когда сносили все павильоны, снесли и вас?

М.Шавершян― И нас тоже, да.

Д.Потапенко― Понятно. И там тоже была раздача бесплатного хлеба?

М.Шавершян― Да, раздача бесплатного хлеба. А теперь только у нас в (НЕРАЗБОРЧИВО), Владимирская область, Александровский район. Вот там сейчас раздаем.

Д.Потапенко― А сколько вы раздавали в Москве хлеба?

М.Шавершян― Хлеба в Москве не так уж и много людей. Было 20-25 человек. 4 года.

Д.Потапенко― А как вы выбирали?

М.Шавершян― Вы знаете, в этом доме, где мы жили. В каком доме жили, своим пенсионерам. Вот, где в этом доме сколько пенсионеров было, вот их.

Д.Потапенко― Но насколько я себе понимаю, там не было такой, в общем-то, негативной реакции? Или была?

М.Шавершян― Нет. Всегда они даже детей называли «кормильцы». Не было. Наоборот. Только было «спасибо». А, вот, там… Ну, люди… Понимаете, я не злюсь и обиду какую-то не принимаю. Почему? Потому что, наверное, людям не помогли. Не все же жалуются, понимаете? Там процентов 30. Наверное, этим людям никто никогда не помогал.

Д.Потапенко― Но они… То, что я читал, они подозревали вас в какой-то там, что это поддерживает губернатор, а вы всего лишь недодаете, да. То есть у нас почему-то всегда ожидается, что это некая власть. Хотя, когда задаешь вопрос, а, собственно говоря, а у власти-то деньги откуда? Деньги от вас, от предпринимателя, собственно говоря.

М.Шавершян― Да. Даже, если честно сказать, даже администрация города, района, области, даже никто не знали и я не в курсе. Почему я не интересовался? Потому что я это всё когда делал, не для какой-то привилегии. Я это делал только для себя, поскольку у нас с детства воспитание было такое.

Д.Потапенко― Сколько у вас было детей в семье?

М.Шавершян― В семье у меня трое – два мальчика и девочка. И 10 внучек.

Д.Потапенко― То есть вы уже такой, почетный дед?

М.Шавершян― Да. 10 внуков и внучек у меня.

Д.Потапенко― Правнуков еще нету?

М.Шавершян― Будет скоро.

Д.Потапенко― То есть вы скоро станете уже прадедом?
М.Шавершян― Да. 56 лет мне, я буду уже прадедом.

Д.Потапенко― Ну так это же хорошо, замечательно.

М.Шавершян― Ну, это шикарно. Это хорошо.

Д.Потапенко― А дети ваши с вами живут или где?

М.Шавершян― Нет, каждый у себя.

Д.Потапенко― Есть кто-то, кто занимается делом как и вы?

М.Шавершян― Нет. Они имеют свой бизнес, а я свой. Я еще никому не пускаю.

Д.Потапенко― Понятно. Еще не передаете пока никому.

М.Шавершян― Нет. Потому что семья не имеет права с тобой работать. Нельзя.

Д.Потапенко― Ну, потому что это самое сложное, когда работают родственники, согласен. Потому что невозможно.

М.Шавершян― Да.

Д.Потапенко― Сколько у вас помимо водителей, сколько всего человек работает в компании?

М.Шавершян― Кроме водителей у меня работает четверо операторов. Работает там бухгалтер, заместитель. И четыре продавца.

Д.Потапенко― А, вот, вы говорите, что вы развозите из комбинатов, соответственно, по магазинам. Самое сложное сейчас?.. Ну, я так понимаю, у вас есть и какая-то ночная развозка товара?

М.Шавершян― У нас только ночная.

Д.Потапенко― Только точная?

М.Шавершян― Только ночная. Днем нету.

Д.Потапенко― То есть вы работаете ночью фактически?

М.Шавершян― Утром, вот, где-то в час, полвторого.

Д.Потапенко― То есть, по сути дела, закончив на сегодня программу, вы поедете на работу? Ну, или будете, по крайней мере, по телефону руководить?

М.Шавершян― Нет, есть руководитель, заместитель, который занимается этим. И утром он будет докладывать, что там, чего, как.

Д.Потапенко― И много у вас в день, получается, вы продаете товара? Ну, развозите, скажем так?

М.Шавершян― Не, раньше было много. Раньше было много.

Д.Потапенко― А почему? Сейчас что происходит?

М.Шавершян― Не знаю. Не знаю, почему вот так происходит. Очень, намного, намного. Где-то в день раньше около 15 тонн развозили, теперь 3-3,5-4 тонны. В 3-4 раза.

Д.Потапенко― То есть у людей в 3-4 раза упали. А цена возросла на товар?

М.Шавершян― На товар, наоборот. Вот, у нас цена на комбинатах выросла, а у нас меньше становится, потому что мы дилеры, у нас скидки там. И мы стараемся меньше комбината.

Д.Потапенко― Ну, понятно, чтобы продавать.

М.Шавершян― Да. И чтобы они у нас не забрали магазины.

Д.Потапенко― А думали открывать какие-то собственные магазины?

М.Шавершян― Думаю. Думаю, и есть проекты. Даже проекты готовы.

Д.Потапенко― Но это тоже во Владимирской области?
М.Шавершян― Во Владимирской области. Сейчас в Москве нечего бизнесом заниматься, потому что у нас крупные магазины и крупные компании, которые маленькие компании просто жрут, понимаете? Не дают им вырасти.

Д.Потапенко― Понятно. Вот, поскольку вы достаточно давно занимаетесь бизнесом (и я как раз и начал с хлеба), не было мысли сделать, условно говоря, свою маленькую пекарню?

М.Шавершян― Нет, у меня план, проект сейчас готовится прямо несколько магазинов строить, и там поставить маленькие пекарни, которые прямо с печью, со всем, чтобы люди приехали. Чтобы кроме покупки продуктов, ехали прямо горячий хлеб взяли и ушли.

Д.Потапенко― Напомню SMS-портал +7 985 970-45-45 – можете задать моему сегодняшнему гостю… Хотя, я подчеркну, он не сегодняшний гость. Это человек, который, в общем, прогремел по интернету, ну, я не побоюсь этого слова, со своей душой. Хотя, самое-то печальное в этой истории в том, что многие вещи, которые мы делаем, мы делаем не на показ, и, по крайней мере, мой сегодняшний гость, на мой взгляд, таков. И как раз не самый лучший вариант, когда мы эту историю вытаскиваем напоказ, потому что в ней всё равно присутствует некое такое… может почувствоваться позерство, да? Подчеркну, этого позерства нет и даже в сегодняшнем госте и не присутствует.

Мамуд, а, вот, как вы видите, что вокруг вас с точки зрения вашего маленького бизнеса? То есть как развиваются другие предприниматели? Магазины, производства? Вот, я больше про маленькие производства, которые вокруг вас в области.

М.Шавершян― Вокруг нас только растут федеральные сетевики, которые работают. Пятерочка, например, Магнит. Такие сетевики. Потому что у них объем большой и намного цены ниже, и из-за этого.

Вот сейчас вокруг нашего магазина 3 крупных – Пятерочка, Магнит, Верный. А наш маленький магазинчик прямо в середине.

Д.Потапенко― Ну, может быть, он поэтому и пользуется популярностью?

М.Шавершян― Понимаете, мы такой чтобы огромный какой-то доход имели с этого магазина, нет. Магазин закрывает свои расходы и свои это, и чтобы пенсионерам раздавать хлеб. Всё, больше ничего. Вот, мы держим этот магазин только для этого.

Д.Потапенко― Он у вас круглосуточный или?..

М.Шавершян― Нет, до 23:00.

Д.Потапенко― А. Ну, всё равно это достаточно приличное время, потому что…

М.Шавершян― Да. Потому что они в 10 закрываются (крупные наши).

Д.Потапенко― Понятно. У вас остается еще час, когда вы можете поработать.

М.Шавершян― Да. Кто-то в 9, кто-то в 10 закрывается, и, вот, час-полтора нам остается заработать.

Д.Потапенко― Ну, поскольку вы в бизнесе достаточно давно, как там, например?.. Ну, вот, мы говорим регулярно о так называемом кризисе. Как он на вас сказался?

М.Шавершян― Не только на нас. На всех. На всех кризис очень сильно действует, потому что как будто даже хлеб… Это каждодневный продукт, без него нельзя жить. Понимаете? Если этот бизнес идет к краху, то тогда остальной – не знаю.

Д.Потапенко― Ну, просто вы сказали о таком, достаточно серьезном сокращении потребления хлеба, потому что это там не 10%, это в несколько раз.

М.Шавершян― Да, это где-то около… По моему бизнесу это где-то около 50-60%.

Д.Потапенко― Это, вот, очень и очень серьезно.

М.Шавершян― Очень серьезно.

Д.Потапенко― А если говорить о клиенте, который к вам приходит, что вы видите? Клиент изменился за эти годы, который приходит именно в ваш магазин? Он стал богаче, беднее, там не знаю, стало больше женщин, там не знаю, мужчин? Ну, не знаю, вот так?

М.Шавершян― Знаете, если к нам поступает постоянно каждый день свежая продукция. Всегда свежая. Каждый день. Люди, по-моему, как будто они не смотрят, понимаете? Вот, всё равно они идут туда, где низкие цены. Мы не можем… У нас нету такой возможности, чтобы мы имели такие цены как в сетевиках. Вот, они всё равно идут туда.

Д.Потапенко― Ну, потому что там дешевле.

М.Шавершян― Там дешевле. Значит, народ идет туда, где дешевле. Понимаете? Не там, где свежее, а там, где дешевле.

И как раз у нас магазин находится в жилом районе, где вокруг все одни дома, жилые дома, понимаете? И единственный магазин.

Д.Потапенко― Понятно, да. А маленькие магазины, которые связаны с торговлей молоком, мясом, вокруг вас есть? Ну, как вот, условно говоря, как маленькие лавчонки? Я даже магазинчиками это не назову.

М.Шавершян― Не, не-не-не. Нету, нету.

Д.Потапенко― Ничего такого нету?

М.Шавершян― Нет, такого нет. Есть там какие-то павильоны, палатки такие хлебные, которые продают.

Д.Потапенко― Они тоже берут у комбинатов? Или они сами, все-таки, пекут?

М.Шавершян― Нет, основные, там процентов, наверное, 60 берет из своих комбинатов, остальные 40%, наверное, у нас, у кого-то других еще.

Д.Потапенко― Понятно. А, вот, комбинат вам не предлагал сделать, ну, условно говоря, там, сеть палаток именно фирменных?

М.Шавершян― Ну, он не имеет права нам предлагать, конечно. Это раньше предлагали.

Д.Потапенко― Ну, просто раньше это было очень так, актуально. Каждый комбинат делал такую, ну, назовем ее так, сетюшку палаток, там, фирменных. Ну, условно говоря, «Хлебокомбинат №10».

М.Шавершян― Вот, например, в те годы где-то лет, наверное… Ну, в 2000-м году и после этого у нас в Северо-Восточном округе, в префектуре знали дилеров, нам предлагали. Мы купили все новые машины с магазинчиками (Газели).

Д.Потапенко― Ну, то есть так называемая Газель, когда там…

М.Шавершян― Газель, да, около метро. Это всё у меня где-то около 13-14 машин, и стояли около метро, колбасных машин. Рядом, всё чисто, красота. Стояли, торговали хлебом.

Д.Потапенко― А теперь всё?

М.Шавершян― Это давно уже всё.

Д.Потапенко― Мест не дают, мест нет и всё?

М.Шавершян― Да, места для павильонов нету. А как для машины будут? Нет, конечно.

Д.Потапенко― Ну, периодически Департамент потребительского рынка Москвы в лице господина Немерюка говорит о том, что они будут… Я уже это слышу, наверное (поскольку я в бизнесе уже, опять-таки, очень давно), последние минимум года 4-5. Они говорят, что будет развиваться… Это называется на их сленге «мобильная торговля».

М.Шавершян― Это была она уже раньше.

Д.Потапенко― Ну, вот, она была раньше, да. А 3 года назад я был на одной из конференций-выставок, где правительство Москвы в лице господина Немерюка представляло фургоны для торговли, там, различной снедью. Там, молоком, хлебом. И поскольку… Я не знаю, по какой причине. Господин Немерюк, видимо, любит марку Мерседес, то он предлагал делать кофейни на базе автомобиля Смарт, розничная цена которого самой только базовой комплектации, самого автомобиля где-то 1,5 миллиона. Ну и, соответственно, вот эти вот автобусы по торговле хлебом и иной снедью на базе Мерседеса Спринтер, который тоже, в общем, стоит там, по-моему, от 3 миллионов только базовая комплектация. Поэтому когда я там вступил в дискуссию, я сказал, что «вам не кажется, что для стандартного предпринимателя (ну, такого как вы) даже купить просто Мерседес Спринтер, я уж не говорю для ведения бизнеса, а просто для того, чтобы на нем перемещаться, это непозволительная роскошь? А уж тем более сделать из этого сеть». Потому что в свое время у меня была сеть палаток, когда еще тогда были Тонары, но они стоили тогда 150 тысяч рублей. А сейчас современные палатки стоят от 500 до миллиона просто только за саму палатку. И это совершенно, ну, неотбиваемо никогда, то есть ни при каких обстоятельствах.

М.Шавершян― Да. Понимаете, если такие деньги вложить в этот бизнес, просто категорически. Потому что у нас мы не знаем: сегодня позволяют нам заниматься этим, через год…

Д.Потапенко― Отбирают.

М.Шавершян― Будут опять разрешать или нет? У нас сколько уже мы палаток поменяли, сколько видов?

Д.Потапенко― Ну, на моей памяти, штуки 4 так точно.

М.Шавершян― Да. Потом еще машины на колесах, понимаете, сколько уже поменялись?

Д.Потапенко― Вот сейчас у вас там, как вы сказали, 40 единиц транспорта. То есть, я так понимаю, что, по сути дела, бóльшая часть их простаивает?

М.Шавершян― Стоят, да, они. И сейчас хотим, вот, в регион пошли, чтобы там по деревням, по этим, чтобы эти машины зря не простаивали, чтобы там тоже по деревням пойти. Развиваться еще. Не в Москве…

Д.Потапенко― Ну, понятно. Ну, так называемая автолавка, которая всегда присутствовала.

М.Шавершян― Да-да-да.

Д.Потапенко― Понятно. Ну, автолавка – ну, это такой, непростой бизнес. Потому что там и контроль нужен, потому что и за качеством продукта. Ну и, конечно, за водителем, потому что водитель должен быть достаточно кристально чистый человек, потому что…

М.Шавершян― Конечно. У него там…

Д.Потапенко― Материальная ответственность, продукт.

М.Шавершян― Ответственность там. И у него должна быть санитарная книжка.

Д.Потапенко― Да, книжка в обязательном порядке.

М.Шавершян― Форма отдельная у нас. Всё так, конечно. Это с хлебом работают – с перчатками специальными, спецодежда там, всё.

Д.Потапенко― Когда мы говорим о продавцах, насколько сложно их было подбирать, вот, в маленький магазинчик ваш?

М.Шавершян― Знаете, вот, мы имеем 4 продавца. Если сказать, то в месяц, наверное, 3-4 раза меняются они.

Д.Потапенко― То есть не выдерживают? Тяжело?

М.Шавершян― Не то, что не выдерживают. У них бывает недостача, понимаете? Ну, недостача – это бывает то, что пока не (НЕРАЗБОРЧИВО)... Бывает, что есть пьющие, которые пришли на работу. Пока ты смотришь, уже там администратор магазина пока повернется, смотришь – уже она готовая.

Д.Потапенко― То есть женщины даже пьют?

М.Шавершян― Да, да, да. Конечно. Бывает, что рабочая очень хорошая, она премии постоянно получает, постоянно у нее всегда всё хорошо, нормально, без недостачи, без ничего. Такие тоже бывают.

Д.Потапенко― Но с персоналом, я так понимаю, особенно в вашем небольшом городке большая проблема?

М.Шавершян― Большая. Очень большая проблема, да. Очень большая проблема, потому что там нету столько приезжих, которые работают. А приезжих если мы берем, то тогда берем со всеми документами, понимаете? Чтобы они имели всю документацию там.

Д.Потапенко― Ну да. Потому что полицейские-то ходят, рыщут только в путь.

М.Шавершян― Конечно. И нас штрафуют. У нас же не это, у нас ООО, юридическая фирма. Если для ИП там 8 тысяч рублей штрафа, а для нее 800 тысяч рублей.

Д.Потапенко― Причем, сразу.

М.Шавершян― Сразу, да. Вот, из-за этого мы не рискуем брать людей, которые без документов.

Д.Потапенко― Напомню, +7 985 970-45-45, у меня в гостях Мамуд Шавершян – это тот самый человек, который раздавал бесплатно хлеб, ну и добрые жители ему платили определенной монетой. Можете задать свой вопрос.

Задает Дмитрий Мезенцев. Спасибо, Дмитрий, за приветствие и пожелание хорошего эфира. «Персонал – это местные жители или, все-таки, больше приезжие?»

М.Шавершян― У нас больше приезжие.

Д.Потапенко― Все-таки, больше приезжие?

М.Шавершян― Больше приезжие, да.

Д.Потапенко― На ваш взгляд, с чем это связано? Ну, потому что, ну вот, условно говоря, в Москве жалуются, что, типа, москвичи зажрались. Вы, вроде как бы, находитесь далеко не в Москве, а где-то там во Владимирской области, даже не в самом Владимире, а, в общем, в небольшом городе. С работой, я понимаю, там не очень, как бы, хорошо. И тем не менее, к вам не идут на работу местные?

М.Шавершян― Местные почему? По-моему, они все цепляются за то, что ночная работа, понимаете? Ночная работа. Вот, молодежь не работает только из-за того, что ночная работа. Вот из-за этого.

Д.Потапенко― Ну, ночная же работа… А молодежь, студенты – нет?

М.Шавершян― Не-не, не студенты. Те, которые не работают, те, у которых нету работы.

Д.Потапенко― Но ночная же работа удобна, по идее, должна быть для студента, там какого-нибудь вечерника как пример. Нет?

М.Шавершян― Ну, там же у нас нету ни техникумов, ни институтов, ничего нету, чтобы студенты там были.

Д.Потапенко― Понятно. Когда мы говорим о вот этих городках, по вашим оценкам, население беднеет или у него становится больше доходов? Потому что тут у нас периодически Росстат подбрасывает цифры, что пенсионерам выплатили по 5 тысяч и, вроде как, даже наблюдался там по мнению Дмитрия Анатольевича, нашего премьер-министра рост экономики. По вашим оценкам, что у нас происходит с экономикой? Уж извините, большой такой вопрос.

М.Шавершян― Не знаю. У меня уже почти 20 дней телевидение… Почти всё телевидение приезжало на интервью. И они взяли у пенсионеров тоже, у рабочих, у народа, у проживающего народа, который там. Понимаете, это всё показывается в день, наверное, 10 раз. И пенсионеры… По пенсионерам нет, не видно, что им хорошо.

Д.Потапенко― Несмотря на все даже выплаты.

М.Шавершян― Да, даже выплаты. Потому что у нас очень дорогая продукция. Дорогая продукция.

Д.Потапенко― Сколько у вас стоит хлеб?

М.Шавершян― Хлеб, вот, для продажи 20 рублей.

Д.Потапенко― Батон хлеба у вас стоит 20 рублей?

М.Шавершян― 20 рублей. Рядом которые другие точки, которые продают, 26-27.

Д.Потапенко― Это считается дорого?

М.Шавершян: 26―27? Конечно. Мы выставляем даже по 20 рублей. А комбинаты продают по 21-22.

Д.Потапенко― Я хотел бы обратить внимание моих любимых радиослушателей и тех ребят, которые занимаются очень хипстерским бизнесом, чтобы вы услышали цифры про 20 и 26 рублей. Что такое реальная Россия. И очень было бы идеально, конечно, если бы хоть иногда эта бы программа и вот эти цифры доходили до кого-нибудь из нашего правительства, что 20 рублей за батон хлеба – это дешево, ну, или нормально, а, вот, 26 – дорого.

Сейчас у нас будет небольшая реклама. Не переключайтесь.

Д.Потапенко― Ну что? Еще раз всем доброй ночи, это Курс дядюшки По, я Дмитрий Потапенко. SMS-портал для прямейшего эфира +7 985 970-45-45. И в гостях у меня никуда не уходил Мамуд Шавершян, генеральный директор компании ООО «Эрик», той самой компании, которая прославилась, как уже Мамуд сказал, его какой только телевизионный канал ни наснимал.

Совершенно законный вопрос. Продажи-то от того, что вас так много снимают и много о вас говорят, поднялись?

М.Шавершян― Нет. У нас же… О нас говорят, что мы бесплатный хлеб пенсионерам даем, не то, что рекламируем это.

Д.Потапенко― А. Ну, так, ведь, периодически вам такие предъявляли обвинения, что это всё ради рекламы. Значит, должны были вырасти продажи.

М.Шавершян― Не-не-не.

Д.Потапенко― Нет?

М.Шавершян― Нет. В течение 8-ми лет это же не ради рекламы.

Д.Потапенко― Нет, я понимаю, что не ради рекламы. Но, может быть, когда вас показывают по телевизору, это увеличивает продажи? Или никакого отношения?

М.Шавершян― Нет, никакого отношения к этому не имеем. И можно было бы сказать «Мамуд Максимович» — это звучит лучше.

Д.Потапенко― Ну, не вопрос.

М.Шавершян: Я― Максимович, да.

Д.Потапенко― Отлично вообще. Пусть будет Мамуд Максимович. Тогда так и будем: Мамуд Максимович.

М.Шавершян― Да.

Д.Потапенко― Хорошо. Если мы говорим о том, что продажи, в общем-то, не растут ни при каких обстоятельствах, а как вы, в общем-то, находите своего клиента? То есть как вы расширяете список тех магазинов, куда вы возите товар?

М.Шавершян― У нас есть люди, которые работают менеджерами, 2 человека. Они по магазинам ездят, договора заключают.

Д.Потапенко― Насколько это тяжелая работа и, соответственно, насколько сложно? И насколько увеличивается или падает ваша так называемая клиентская база?

М.Шавершян― Да можно в течение месяца найти там магазинов 5-10, а потерять 2-3-4. А найти, там, 5, потерять 10. Понимаете?

Д.Потапенко― То есть это всё время процесс такой?

М.Шавершян― Да, процесс такой. Это работает. То теряем… Большинство закрывается. В Москве большинство закрывается. Но то, что теряем, а другие доставляют – наоборот, они закрываются просто. Магазины просто закрываются.

Д.Потапенко― Но закрываются, в основном, маленькие магазины? Или есть и большие, которые закрываются?

М.Шавершян― Знаете, есть такие крупные, которые в день берут, например, 200-300 батонов. Там много берут. Но они тоже закрываются.

Д.Потапенко― А с чем это связано, по вашим оценкам?

М.Шавершян― Ну, например, вот этот проект, когда убрали вот эти все павильоны, да? Вот, от этого. Есть магазины, которые аренду не могут выплатить. Много магазинов закрывается. Или рядом магазин хороший, а под домом рядом открывается Пятерочка или, там, Магнит, или какой-то другой.

Д.Потапенко― Ну, понятно: там, где цена низкая.

М.Шавершян― Да. И сразу закрывается магазин.

Д.Потапенко― А ваши коллеги-предприниматели, которые развиваются… Или насколько они могут развиваться во Владимирской области? Каково их, в общем-то, впечатление? Насколько у них растут, падают продажи, ну, с кем вы общаетесь? Понятно, что с тем кругом, который есть.

М.Шавершян― Если честно, вот я когда поехал туда, наверное, нету такой, который столько может. Потому что они не крупные, им не дают столько.

Д.Потапенко― Ну, понятно, они небольшие.

М.Шавершян― Не дают большую скидку, чтобы они выросли, понимаете? А у нас крупная, мы можем себе позволить там скидку какую-то давать, чтобы магазины с нами работали.

Д.Потапенко― +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно задать вопрос моему сегодняшнему гостю Мамуду Максимовичу Шавершяну. А вопрос с SMS-портала: «Забесплатно раздавали точно такой же хлеб, как продавали за деньги?»

М.Шавершян― Да. Одно и то же.

Д.Потапенко― То есть одно и то же? То, что продавали, то же и раздавали?

М.Шавершян― Да.

Д.Потапенко― Вот вам такой ответ. То есть здесь нету никакого лукавства. И поскольку все очень… Много раз я видел это обсуждение, в том числе и в интернете. Все искали какую-то червоточину вот в этом желании человека, сегодняшнего моего гостя, делать просто добро. Вот, делать просто добро по причине, что он таков.

Ну, собственно говоря, очень хочется сказать: коллеги, он делал то, что он считал нужным. Это было его веление души. Да даже если бы вдруг это был не сегодняшний гость, а какой-либо другой, который делал бы это ради рекламы. Собственно говоря, каждый человек волен делать то, что он считает нужным. Это не наносит никому ущерба. Даже если бы некий другой человек раздавал бы бесплатно хлеб нищим, сирым и убогим, да, для того, чтобы что-то прорекламировать. Но как мы уже выяснили, что даже съемки федерального канала не поднимают продажи в точках, куда Мамуд Максимович, собственно говоря, поставляет, и, в том числе, в его точки, насколько я себе понимаю.

М.Шавершян― Вот, завтра утром… Сегодня я у вас в гостях, да? Сейчас пока поеду, закончим, поеду туда, где будет час или полвторого ночи. А с утра, полдевятого у нас будет 4-5 телеканалов. НТВ Плюс, Life, по-моему, еще были у нас РЕН ТВ, Россия 24.

Д.Потапенко― Ну, все сюжеты уже вышли? Вы их видели?

М.Шавершян― Да, конечно.

Д.Потапенко― Ну, по крайней мере, хотя бы журналисты отражают… Ну, скажем так… Потому что у журналистов очень разная репутацию. Отражают хотя бы честно тему того, что происходило и как это всё происходило?
М.Шавершян― Они даже без нас по дворам ходили и спрашивали людей, на самом деле всё это делается, на самом деле это вот столько времени раздается и всё бесплатно это? Даже они поехали… Нам не поверили или как?..

Д.Потапенко― Вам не поверили, конечно.

М.Шавершян― Да. Поехали в садиках спрашивать. Мы в детские сады тоже даем сладости, да? На завтрак даем. И там тоже подтверждали.

Не знаю. Да и без нас они ходят и спрашивают всех пенсионеров, всех людей.

Д.Потапенко― Ну, вот, те люди, которые жаловались, они хотя бы как-то объясняли, почему?.. Что их не устраивало-то?

М.Шавершян― Нет, знаете, вот, я их не виню.

Д.Потапенко― Нет, упаси господь, вины никакой.

М.Шавершян― Да. Почему? Потому что эти люди не поверили.

Д.Потапенко― Но они же очень долго… Вот, основное, что я вижу, они же не один раз, не два. То есть они регулярно брали хлеб и при этом почему-то жаловались.

М.Шавершян― Это уже восьмой год.

Д.Потапенко― 8 лет они берут хлеб.

М.Шавершян― 8 лет, да.

Д.Потапенко― И 8 лет жалуются. Ну и мало того, что восхваляют…

М.Шавершян― Ну, это журналисты говорили, что жалуются. Что? Нет, они приходят когда с талоном получать хлеб… Например, уже закончился пенсионный хлеб. Они говорят: «Приезжайте завтра». И они начинают…

Д.Потапенко― Скандалить?

М.Шавершян― Да, скандалить. «Вы берете наш хлеб. Нам дает правительство наше или администрация города, района, области. А вы себе берете, нам не даете».

Д.Потапенко― Понятно. Но при том, что эти талоны печатаете вы же?

М.Шавершян― Мы, да. Мы печатаем. Мы печатаем со своим этим.

Д.Потапенко― Сейчас вы раздаете хлеб или пока прекратили?

М.Шавершян― Да нет, раздаем. Как? Никогда не будем прекращать.

Д.Потапенко― А сколько сейчас вы раздаете приблизительно хлеба?

М.Шавершян― Каждый день 70 человек.

Д.Потапенко― 70 человек?

М.Шавершян― Каждый день.

Д.Потапенко― А что это за люди, которые приходят за бесплатным хлебом?

М.Шавершян― Ну, приезжают пенсионеры. У нас основные – пенсионеры. Многодетные семьи, нуждающиеся семьи, понимаете? Да. И даже бывает так, молодые приезжают женщины, девушки – мы им не отказываем, мы всем раздаем.

Д.Потапенко― При том, что, напоминаю, если кто забыл или не прослушал первую часть, батон хлеба у Мамуда Максимовича стоит 20 рублей.

М.Шавершян― Да, в магазине у нас стоит.

Д.Потапенко― В магазине стоит 20 рублей. То есть это к отчетам наших любимых правителей. И, конечно, безусловно, потрясающему губернатору Светлане Юрьевне Орловой, которая возглавляет и является народным губернатором Владимира и Владимирской области. Вот такая у нас… Как говорится, вот такой кандибобер у нас сложился.

Когда вы думаете о своем проекте, ну и, соответственно, что это будет за проект с этой пекарней, о котором вы сказали? То есть вы хотите сами печь хлеб? Такой же, как и сейчас изготавливаете? Или что это?

М.Шавершян― И такой. И там бывают еще другие там.

Д.Потапенко― А, вот, сладости, которые вы раздаете в детские сады?

М.Шавершян― Пряники, сухарики, сушки.

Д.Потапенко― Это тоже с завода?

М.Шавершян― С завода, да. Хлебного Дома, да.

Д.Потапенко― Сколько таких у вас подшефных предприятий, скажем так? Сколько у вас подшефных детских садов?

М.Шавершян― Один. Рядом.

Д.Потапенко― А, рядом который?

М.Шавершян― Да, который рядом. Там в городе много детских садов. Просто мы там…

Д.Потапенко― Много там детишек в этом детском саду?

М.Шавершян― Я не в курсе, я не знаю.

Д.Потапенко― То есть вы никогда?..

М.Шавершян― Нет, никогда.

Д.Потапенко― Вы просто в заведующие, что называется, там работаете?

М.Шавершян― Да. Если я прихожу, говорю администратору или, там, зам директора говорю «Вот, сегодня сделайте в детские сады сладости несколько коробок». В одной коробке это 16 упаковок. «Отправляйте детям». Это в месяц, наверное, раза 3 отправляем.

Еще бесплатно это вот эти все сладости даем пенсионерам тоже в праздники. Где-то в месяц два раза.

Д.Потапенко― +7 985 970-45-45 – SMS-портал, куда можно задать вопрос моему сегодняшнему гостю Мамуду Максимовичу. Анна задает вопрос. Ну, она задает его конкретно, а я немножко его расширю: «По вашим оценкам, изменилось ли качество хлеба за вот эти годы, которые вы занимаетесь?» Потому что Анна задает вопрос прямо: «Верно ли, что качество хлеба упало?»

М.Шавершян― Вы знаете, вот, он как выглядит, так выглядит. Как он был, так он и есть. Понимаете, у нас и тогда было 48 часов срок хранения, и сейчас есть. А на этих… Как сказать? Вот, раньше когда ты получил хлеб утром, ты его открываешь, там пар поднимался и запаха было больше хлебного. А теперь нет, его нету.

Д.Потапенко― Ну, понятно. Анна, я просто и всем нашим радиослушателям напомню, что Мамуд Максимович – он сам хлеб сейчас не изготавливает, он, как это принято говорить, работает дилером. То есть он берет у завода большие оптовые партии и развозит по магазинам. И есть небольшая точка, где есть место, где они торгуют и раздают этот хлеб. Поэтому, в общем, за ингредиенты, Анна, Мамуд Максимович не может отвечать по причине того, что пока что он не изготавливает. И это его мечта, в общем, сделать маленький магазинчик, где была бы маленькая пекарня. Будем надеяться, что эта мечта сбудется.

Откуда деньги будем брать, Мамуд Максимович?

М.Шавершян― Мы заработаем.

Д.Потапенко― Заработаем?

М.Шавершян― Конечно.

Д.Потапенко― Кредиты брали хоть раз?

М.Шавершян― Нет. По поводу строительства такие вещи нет, не брал.

Д.Потапенко― То есть никогда в кредит не залезали?

М.Шавершян― Нет, кредит я никогда не брал.

Д.Потапенко― Вот сейчас те машины, которые… Я понял, что вы будете кататься по… Ну, летом будете кататься в качестве автолавки.

М.Шавершян― Да.

Д.Потапенко― Там ассортимент какой будет? Такой же, как вы сейчас поставляете, или что-то будет еще?

М.Шавершян― Нет, у нас же… Я же сказал, что с тремя крупными хлебокомбинатами работаем, у нас около 400 с чем-то наименований продукции из этих трех комбинатов.

Д.Потапенко― А, ну то есть суммарно имеется в виду?

М.Шавершян― Да. «Хлебный Дом» (это «Фазер»), который имеет очень огромный ассортимент, всё Евростандарт. Даже они батоны, вот, наш уже российский батон и черного буханку они уже не выпускают. Всё Евростандарт, да.

Д.Потапенко― Ну, то есть это стандарт выше, чем, соответственно?..

М.Шавершян― Конечно. Если у нас батон 20 рублей стоит, а у них один геркулес стоит около 60-70 рублей.

Д.Потапенко― +7 985 970-45-45 – это SMS-портал, куда можно задать вопрос. Дмитрий Мезенцев интересуется: «Есть ли у вас дебеторская задолженность? И насколько с ней легко работать, если она таковая у вас есть?»

М.Шавершян― У нас дебеторская задолженность раньше была.

Д.Потапенко― Сейчас нету?

О.Зиновьева― Сейчас нету, потому что завод не дает. У них очень тяжело им…

Д.Потапенко― И вы весь товар выкупаете?

М.Шавершян― В течение недели, да. Мы как делаем? За неделю, вот, берем неделю и сразу же деньги в понедельник везем на комбинат или перечисляем им на счет. Раньше было 14 дней. 14 календарных, 10 рабочих. Да, было там 14 дней, а теперь нет – неделя.

Д.Потапенко― +7 985 970-45-45 – SMS-портал, куда можно задать вопрос. Вот, из Иркутской области задают очень абстрактный вопрос: «Расскажите вашу формулу успеха». Я переиначу этот вопрос. Мамуд Максимович, сколько часов в сутки вы работаете? Когда вы просыпаетесь?

М.Шавершян― Я в 8 часов встаю. Вот, почти в 11 часов если попадаю домой, это надо «спасибо» сказать.

Д.Потапенко― Ну, то есть с восьми до 11-ти вы работаете?

М.Шавершян― Да.

Д.Потапенко― Ну, вот, собственно говоря, формула успеха. Как часто вы ездите в отпуск?

М.Шавершян― Если я скажу, наверное, вы не поверите. Лет 10 даже я не знаю, что такое отпуск.

Д.Потапенко― А на выходные?

М.Шавершян― На выходные, когда хочу. Для меня нету определенного выходного дня.

Д.Потапенко― Понятно. То есть выходной день тогда, когда получается.

М.Шавершян― Да, когда уже до такой степени, что не могу идти на работу вот так, да? И не буду выходить и всё.

Д.Потапенко― Хорошо. 1 января этого года помните? Во сколько вы были на работе?

М.Шавершян― Конечно, я помню. 1 января я не работал.

Д.Потапенко― Не работали?

М.Шавершян― Не работал. 2-го не работал.

Д.Потапенко― Ух ты. А 31-го работали?

М.Шавершян: 31―го допоздна работал.

Д.Потапенко― До скольки?

М.Шавершян― Приехал домой, уже… Серж Саргсян тогда поднял… Армянский на час раньше.

Д.Потапенко― На час раньше?

М.Шавершян― На час раньше они, да.

Д.Потапенко― То есть вы 31-го числа приехали…

М.Шавершян― Приехали домой, уже президент Армении поздравляет Армению с Новым годом.

Д.Потапенко― То есть вы приехали где-то уже, где-то в полдвенадцатого приблизительно?

М.Шавершян― Нет, в 11.

Д.Потапенко― А после Нового года 3-го вышли на работу?

М.Шавершян― По-моему, даже 4-го вышел на работу.

Д.Потапенко― То есть позволили себе, все-таки, отдохнуть?

М.Шавершян― Нет, у меня гостей много.

Д.Потапенко― А, гостей много?

М.Шавершян― Приезжают, да, поздравляют.

Д.Потапенко― Понятно. Откуда гости? Из Армении приезжают?

М.Шавершян― Нет-нет-нет. Все свои – там, коллеги, родственники, друзья.

Д.Потапенко― Ну а предприятие-то работало в это время?

М.Шавершян― Конечно. Мы только первого числа не работали.

Д.Потапенко― А уже второго уже, собственно говоря, на трудовой вахте были.

М.Шавершян― Да. У нас без выходных. В год только один выходной.

Д.Потапенко― И в субботу, и в воскресенье доставляете?

М.Шавершян― Да, конечно.

Д.Потапенко― Понятно. А часто приходится в субботу-воскресенье выходить, скажем так, работать?

М.Шавершян― Почти каждые субботу-воскресенье я выхожу на работу. Я говорю, если день… Это очень мало у меня выходных дней. Очень мало. Вот, если, например, уже всё надоело, не хочу и всё, сижу дома.

Д.Потапенко― Ну, устали.

М.Шавершян― Да, устал. И всё.

Д.Потапенко― Дети так же работают?

М.Шавершян― Нет. Дети – они же молодежь.

Д.Потапенко― У них другой бизнес, они могут себе позволить, что называется.

М.Шавершян― Они молодежь, они соблюдают это всё.

Д.Потапенко― То есть они в субботу-воскресенье не работают?

М.Шавершян― Нет, они в субботу-воскресенье не работают, проводят время с детьми. У них есть дети, молодые там, маленькие. А у меня нету их.

Д.Потапенко― Ну, у вас внуки. Осталось только до правнуков, как говорится. С правнуками проводить время.

М.Шавершян― Они приходят на праздниках ко мне на дачу.

Д.Потапенко― Подбрасывают внуков-то?

М.Шавершян― Да, конечно. Конечно-конечно. Они мне «дед» не говорят – «папа» говорят. А своим родителям по именам.

Д.Потапенко― Ага. То есть уважают, все-таки, традиции?

М.Шавершян― Да, да, да. Это не традиции, это у меня так.

Д.Потапенко― Ну что ж, это хороший…

М.Шавершян― Я им обещал: если мне скажут «дед», я дома сяду и всё.

Д.Потапенко― А, понятно.

М.Шавершян― «Приходите, меня кормите». А пока «папа» скажут, я их буду кормить.

Д.Потапенко― Понятно. То есть строго. Строго, но справедливо. Я понял. То есть как только скажут «дед», тогда кормите и всё.

М.Шавершян― Да, кормите. Дедушка – не могу.

Д.Потапенко― Ну да: дедушка немощный, не может, что называется.

М.Шавершян― В 37 лет я стал дедушкой.

Д.Потапенко― Ага. Это у вас дочь так?

М.Шавершян― Нет, сын.

Д.Потапенко― Сын?

М.Шавершян― Угу.

Д.Потапенко― Какой сын-то, надо сказать, молодой да шустрый. Ну, молодец, отлично. А сын чем занимается, вот этот самый молодой да шустрый? Тоже бизнес у него свой собственный?

М.Шавершян― Он тоже в своем бизнесе.

Д.Потапенко― А что делает?

М.Шавершян― В заводах имеет столовые.

Д.Потапенко― А, столовые. Людей кормит.

М.Шавершян― Людей кормит, да.

Д.Потапенко― Много у него?

М.Шавершян― Если честно, не спрашивал. Но если завод большой, значит, людей кормит. 4 раза кормят – там же по 2 смены работает.

Д.Потапенко― Ну, по сути дела, понятно, круглосуточная работа.

М.Шавершян― Да.

Д.Потапенко― Ну что? Собственно говоря, у нас время уже подходит к концу. Я хочу вам пожелать искренне удачи, чтобы ваш план по магазинам сбылся, по пекарне сбылся. И самое главное, чтобы вам, ну, помимо того, что вас, наконец, перестали мучить журналисты, которые приезжают и, в общем, никакой фактической пользы это не приносит вашему бизнесу, чтобы те люди, которые, возможно, живут рядом с теми людьми, которые слушали сегодняшнюю нашу программу, как-то донесли, что сегодняшний мой гость и сама процедура (или это, скажем так, волеизлияние, желание) раздать хлеб не означает, что это власть сегодняшнему моему герою Мамуду Максимовичу выдала этот хлеб, а он его где-то прижал и он сильно хорошо живет. А просто это его желание. И было бы хорошо бы, чтобы те люди, которые приходят, не просто не скандалили, а благодарили просто за то, что сегодняшний гость это делает. Даже просто благодаря тому, что он существует, он предоставляет рабочие места, платит налоги, кормит людей. А еще и бесплатно раздает хлеб.

Мамуд Максимович, спасибо, что сегодня зашли ко мне в гости.

М.Шавершян― Спасибо вам за приглашение.

Д.Потапенко― Это был Курс дядюшки По. Не переключайтесь.