Герман Греф раскритиковал политику государства в отношении малого бизнеса, а меры поддержки назвал неэффективными. Одной из главных проблем глава Сбербанка назвал рост социальных отчислений. Ведущая «Коммерсантъ FM» Наталья Жданова обсудила это мнение с предпринимателем Дмитрием Потапенко.

 

— Согласны ли вы с позицией главы Сбербанка? Действительно ли государство недостаточно поддерживает малый бизнес?

— Позиция Германа Грефа бывает разной. Например, совсем недавно он заявлял, что малый бизнес, в вольном, скажем так, пересказе, — это такая «помойка» для обналички. Поэтому я надеюсь, что его позиция не будет колебаться вместе с политикой партии, а останется такой же, как он озвучил ее сегодня. Если говорить о поддержке малого и среднего бизнеса, то они последовательно уничтожаются на протяжении последних лет 10-15, с тех пор, как на них обратили очень пристальное внимание. Это делается осознанно и последовательно. К тому же, Герман Греф имеет отношение не к правительству, а к банковскому сектору, который, я напомню, не так давно отнес к неблагонадежным более 500 тыс. предприятий, и сейчас у них по весьма надуманным поводам закрываются счета. Поэтому сейчас малый бизнес находится в тупике, потому что он физически не может работать именно потому, что ЦБ спустил банкам такой циркуляр.

 

— Герман Греф говорит о том, что необходимы некие радикальные меры для того, чтобы изменить ситуацию и чтобы поддержка малого бизнеса была эффективной. В чем, на ваш взгляд, могли бы заключаться эти меры?

— На самом деле, все достаточно просто. Если оборот компании составляет до 60 млн руб., то она просто регистрируется, но не открывает никаких спецсчетов, не подает никаких сведений для ОГРН, просто потому что такой оборот — это, по сути дела, самозанятость. Если эта планка увеличивается до 300 млн руб., то должна быть форма отчетности и налогообложения, аналогичная первичной логике, которая была на «упрощенке». То есть ничего такого, чего бы мы уже ни проходили в своей практике, нет. Просто последовательно, я подчеркну, последовательно ухудшалась система налоговой отчетности. Сейчас обычное ИП отчитывается так же, как отчитывается ООО. Поэтому не нужно говорить о революционности. Правильнее было бы сказать, что это возврат к истокам. Но в чем толк-то от того, что мы и даже очень высокопоставленный менеджер государственного банка произнесут это вслух?

Если сейчас прийти на любое заседание Федеральной налоговой службы, то можно услышать гордый отчет о том, как при колоссальном падении малого и среднего бизнеса растет сбор по налогам. Например, по-моему, сбор налога на прибыль вырос в этом году на 11%.

Со старых оставшихся полудохлых предприятий трясут больше, чем трясли раньше с большей налогооблагаемой базой. Поэтому надо растить налогооблагаемую базу. Только кто это будет делать? Сейчас налоговые и все остальные службы ведут себя физически как палачи. Поэтому к кому мы этот вопль сейчас обратим?

 

— Но почему тогда Герман Греф вообще об этом заговорил? Будут ли какие-то подвижки после всех этих заявлений?

— Все-таки он — один из самых прогрессивных банкиров. Будет ли это услышано? Нет, не будет, потому что это было сказано на форуме «Опоры России», то есть это такое благое пожелание для предпринимателей. По-хорошему это обращение должно быть обращено к Федеральной налоговой службе, Следственному комитету и МВД, и оно ими должно быть услышано и реализовано. Вот эти три органа на сегодняшний день, что называется, режут с костей уже не мясо, а жилы. Но к их сотрудникам и руководителям может обратиться только один человек — президент Российской Федерации. А есть ли ему есть дело до самозанятых «палаточников», большинство из которых работают в «черной» зоне экономики, это большой вопрос. У него есть более важные проблемы с Сирией и Украиной.

 

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ