Бизнесмен Дмитрий Потапенко поделился с Sobesednik.ru своими впечатлениями от участия в «прямой линии» Владимира Путина.

Во время «Прямой линии», которая продлилась почти четыре часа, президент Владимир Путин ответил на 68 вопросов. Около двух миллионов других вопросов – заданных россиянами по телефону, посредством СМС-сообщений и через соцсети – остались без внимания.

Но некоторые из этих вопросов и обращений к Путину, в том числе довольно провокационные, увидели зрители государственных телеканалов. «Вся Россия считает, что вы засиделись на троне», «Когда вы перестанете нарушать положение Конституции о максимальном президентстве в 2 срока?», «Когда вы уйдёте в отставку?», «Хватит выкидывать деньги на армию и гонку вооружений», – все эти СМС-сообщения выводились на экранах в студии и на экранах у телезрителей.

Управляющий партнёр Management Development Group, член политсовета «Партии роста» Дмитрий Потапенко оказался в числе тех россиян, которые не смогли спросить президента о наболевшем. И это при том, что Потапенко в течение четырёх часов сидел в телестудии в нескольких метрах от Путина. Sobesednik.ru предложил бизнесмену высказаться на наших страницах:

 

— Как Вы там оказались?

— Пригласили. Просто один из телеканалов пригласил.

 

— А Вы чего хотели, идя туда?

— Задать вопрос и получить ответ.



— Какой вопрос?

— Традиционно волнующий абсолютно всех: понятно, что можно пообещать всем мужикам по бабе, бабам по мужику и всем по тысяче долларов. Но откуда деньги будем брать? Если экономика у нас 25 лет не реформировалась и по-прежнему является углеводородной, углеводороды по-прежнему падают [в цене] и завтра они не начнут расти, а просад у нас произошёл минимум в два раза, то есть у нас дефицит бюджета, расходование [Резервного] фонда и всё остальное. Поэтому осталось понять, как выполнять все эти замечательные пожелания – всем быть богатыми и здоровыми, а не бедными и больными. Осталось понять, откуда на это взять деньги.

 

— Вы этот вопрос согласовывали?

— Нет, я ни с кем этот вопрос не согласовывал. Правда, как вы видите, я его и не задал – мне не дали его задать.

 

— В целом как Вам ответы Путина?

— Они традиционные, без, опять-таки, понимания того, откуда мы на всё будем брать ресурсы. Есть замечательная фраза [Карла Маркса]: сначала экономическая платформа, а потом политическая надстройка. Пока ответа на главный вопрос, как мы будем жить ближайшие 10 лет и откуда мы будем черпать деньги на ветхое жильё, на реновации и всё остальное при падающих ценах на нефть и при дефиците бюджета... его нет уже достаточно давно. Именно поэтому число нищих-то и растёт. Мы можем говорить, что мы вышли из рецессии, но только у нас пока потребительский спрос падает, а не растёт. А спрос на автомобили дорогостоящие поддерживается исключительно чиновничьей братией.



— Вы не объясните, почему на экране появлялись такие странные СМС-сообщения – типа «Когда ты, Путин, слезешь с трона»?

— Этого, я честно говоря, не знаю. Я надеюсь, что руководителям телеканалов не прилетит из-за этих вопросов. Их было очень много. Вообще судя по тому, что зачитывали, острых вопросов было существенно больше, чем их прошло. На мой взгляд, сейчас нет повода для такой благожелательности: нужно работать с людьми и отвечать на самые жёсткие – жесточайшие, я подчеркну – их вопросы.

 

— Но к этому, судя по всему, Путин не готов.

— Вопрос даже не в Путине. К сожалению, у нас «коллективный Путин» – в этом основная проблема.

У меня ещё второй вопрос назрел: у нас что, чтобы что-то происходило в стране, должен Путин бровью повести? У нас в каждом регионе есть сити-менеджеры, мэр, губернатор, полпред президента. Чёрт побери, а у нас что, дороги начинают делаться только тогда, когда Путин говорит, что я сейчас приеду? Тогда, может, всех их сократить к чёртовой матери? Они же получают нефиговые зарплаты! Вообще всю мэрию, губернаторство!.. И все два миллиона вопросов адресовать лично Владимиру Владимировичу, а остальных просто назначить его секретарями. Секретарь по такому-то округу. И всё, не морочить себе голову. И нанимать в секретари очень дешёвых специалистов, можно даже гастарбайтеров, они очень исполнительные.

— До смешного доходит – после «прямой линии» в Подмосковье начали ликвидировать какую-то свалку [прим. ред.: по словам жителей Балашихи, ее «видно из космоса»].

— Вот это-то и засада!

 

— Как думаете, почему ему не задали конкретный вопрос, пойдёт он на президентские выборы или нет?

— Тут сценарная история. То, что он пойдёт на следующие выборы, – здесь без вариантов. Но я бы выборы отменил, потому что я не вижу в этом никакого смысла пока.

 

— Вам не скучно было сидеть там четыре часа?

— Скучновато, я хотел существенно больше конкретики, как, наверное, хотели и миллионы россиян, которые от безысходности барабанили те самые СМС-ки, о которых вы только что упомянули.

 

— Была информация, что с участниками «прямой линии» проводили репетиции. Вы не участвовали в репетициях?

  — Скорее всего, так было с теми, с кем согласовывали вопросы. А мы были для массовки. Я просто поработал в недорогой массовке, так что если какой-то телесериал захочет получить массовку... я, видимо, буду начинать, как начинал Трамп, который тоже работал в массовке.

 

— Ну Вы же денег не получили за это?

— В том-то и засада! Поэтому я и был расстроен. Где мои 500 рублей?! Говорят, в массовке 500 рублей платят. Ну не знаю, вы там актуализируйте ставку: может, мне будут платить чуть больше – 550 рублей.