Контролеры не смогут задавать предпринимателям вопросы, которых нет в специальном перечне. Во время проверки они должны будут строго следовать опроснику. На этой неделе Минэкономразвития направило правительству проект постановления с требованием разработать проверочные листы. В ведомстве убеждены, что эта мера позволит снизить нагрузку на малый и средний бизнес.

Д. Потапенко

— Чек-листы это хорошая идея в теории, но на практике это незначительный барьер для чиновника, который при необходимости легко обойти. Никаких инструментов для того, чтобы приструнить всех чиновников, которые оказывают давление на малый, средний и крупный бизнес, нет. Это благое начинание вызывает у меня положительные эмоции, но поскольку живу я давно, а первое предприятие зарегистрировал в 89-м году, могу сказать, что шансов практически нет.

 

Д. Потапенко

— Польза для потребителя будет весьма сомнительной, поскольку маркировка скажется на цене продуктов. Будет создана комиссия, на это будет выделен очередной бюджет, и, безусловно, все товаропроизводители стройными рядами пойдут в эту комиссию согласовывать, насколько их товар красный, желтый или зеленый. Любая маркировка, любая процедура привоза товара, его сертификации с очень понятными коррупционными составляющими, безусловно, повлияет на стоимость продуктов в сторону ее увеличения. Каждый постарается получить этот себе зеленый значок.

Д. Потапенко

— Как территория приоритетного инвестирования — нет. Все мои знакомые инвесторы, вкладывающие что-то в Крым, имеют достаточно краткосрочные планы. Инвестиция — вещь, которую нужно вернуть. Грубо говоря, люди продают деньги, чтобы потом купить эти деньги. Нужен платежеспособный спрос. И в Крыму эти процессы идут лишь до тех пор, пока есть государственные инвестпроекты вроде Керченского моста. Это срок в 2-3 года. Крым останется дотационным регионом: во что деньги ни вложи, назад не получишь.

Горизонт планирования достаточно краткосрочный, увы. И это плохо, горизонт должен быть не менее 36 месяцев — простите, но даже алкоголь, проституция и оружие не окупаются быстрее. Дальнейшее удушение малого и среднего бизнеса в России неизбежно, это типичная феодальная схема — но, как ни печально, разумная, потому что наши сограждане не хотят активно строить гражданское общество и в том числе развивать бизнес. А феодалы, пожирающие вассалов, лишь правильно реагируют на запрос населения.

Д. Потапенко

— У денег нет национальности. У нас денег нет, потому что у нас вся экономика сырьевая. Нужно ли нам разрабатывать месторождения? Это вещь обоюдоострая. Делая это, мы истощаем собственный резерв. Если мы говорим об инвестициях, то инвестировать нужно совершенно в иные сферы, туда, где имеет место технологическая обработка и хоть какая-то доля интеллектуального труда. Это задача наших феодалов. В любом случае, это двухходовка: сначала привлечь инвестиции на добычу сырья, потом привлечь деньги от продажи сырья в более глубокую переработку все тех же углеводородов. Мы не можем завтра начать производить айфоны (именно производить, а не собирать на нашей территории), мы все-таки привязаны к сырью.

Инвестиции стране нужны. Но и сейчас шансов на то, что наши феодалы опомнятся, и вложат их в производство продукции с добавленной стоимостью, не очень много.

Кудрин по поводу высокотехнологичного производства может говорить все, что угодно. Как в старом анекдоте: « - Абрам говорит, что он спит с восемнадцатилетней девушкой, а ему уже 90. – Ну, так и вы говорите…». Кудрина вообще не надо в пример приводить - открывать все экономические форумы должен господин Залдостанов, я считаю. Надо всем спалить свои дипломы, потому что Залдостанов все равно лучше всех знает, что надо делать с экономикой…

Д. Потапенко

— Я любитель сыра, любитель твердых сыров. К сожалению, то говнище, которое у нас в магазинах продается, я периодически вынужден покупать. Мне есть с чем сравнить эту сырную замазку, поэтому, покупая ее, я каждый раз плююсь.

За границу я сейчас езжу как заправский контрабандист. Был в Бельгии, заходил в штаб-квартиру НАТО, как бомжара – с запасом сыра, который потом привез родителям. И даже мои родители, старые коммунисты, которые сейчас голосуют за Владимира Владимировича, и те сломались, когда услышали, что самый дорогой сыр стоит в Европе 18 евро за килограмм.

Такой прогноз сделал советник Дональда Трампа по взаимодействию с бизнесом Энтони Скарамуччи.

Д. Потапенко

— Санкции и антисанкции — это предмет торга. И то, что у нас Шувалов предсказывает, что мы можем снять контрсанкции, — это как раз в преддверии Давосского форума. На самом деле предметом торга является нефтегазовая отрасль. Нашим нужно оборудование и удлинение кредитов если не напрямую банковскому сектору, то нефтегазовой отрасли. Необязательно отменять санкции, совершенно спокойно можно сыграть просто в увеличение лизинговых отсрочек.

Меню