Д. Потапенко

— Крипта и блокчейн – это железобетонный вызов архаичной системе под названием государство. Те, кто занимается майнингом в РФ, не должны думать, что они находятся в правовом вакууме. Они находятся в ведении ФСБ. Захватывать вас будут не какие-то рейдеры. Шансы, что к вам придут ребята в погонах и обтянут все ваше майнинговое оборудование, и вам потом будет сложно до него добраться, куда более велики. Не воспринимайте все происходящее как голубой океан, где вы плаваете и резвитесь. У вас за спиной глазки, которые за вами смотрят из темноты, которые уже все посчитали.



Д. Потапенко

— Я уволил 15–17 % управленческого и порядка 8 % обслуживающего персонала. Поскольку в моих столовых не задействованы официанты – у нас залы самообслуживания, – пришлось оптимизировать остальных. Но это несущественно, потому что самая большая проблема – это не заработная плата, а стоимость оборудования и аренды, если таковая есть. Мы, как правило, стоим не на аренде, а выступаем в качестве управляющей компании: сначала тому или иному объекту рассказываем и показываем, какое нужно оборудование, делаем оформление всего объекта, в том числе и строительные работы, а потом берем его в управление.

 



Д. Потапенко

— Теоретически мы должны заниматься переработкой тех углеводородов, что у нас есть. Технологии не могут взяться из ниоткуда. Телефон или суперсовременный компьютер мы произвести не можем, и этим заниматься не надо. У нас есть углеводороды. Но мы не сырьевая держава, мы пока сырьевая колония. Сначала надо дорасти до сырьевой державы. А для этого нужна более высокая степень переработки – нефтехимия, полимеры. На этой базе уже можно строить стартапы, научные школы.
Безусловно, мы что-то можем в ядерной энергетике, умеем строить атомные электростанции. Надо развивать эту отрасль.
История, скорее всего, будет развиваться в режиме «съешьте друг друга», поскольку команд, которые бродят «наверху», порядка пяти. Команды – это экономисты-силовики, я бы так их назвал. Они стараются отжать друг у друга часть бизнеса. Это может продолжаться достаточно долго – лет 5–7 как минимум.


Д. Потапенко

— «Пятерочка» и «Магнит» будут развиваться — по объемам закупок они сегодня лидируют. К сожалению, многие региональные сети не понимают этого и пытаются конкурировать с федералами вместо того, чтобы найти свою нишу. При таком подходе они будут и дальше умирать один за другим, кляня федералов, хотя главный их враг — они сами. Голову заменить невозможно.

 

 

Д. Потапенко

— Мы уже слышим, что онлайн-кассы — офигительное благо для рынка: они позволяют накапливать статистику о потреблении и увеличивают собираемость налогов, но вынужден вас огорчить: при новом порядке через кассы стали проходить и расчеты розницы с оптовыми структурами, из-за чего результаты удваиваются. При этом физического роста продаж не видно — они продолжают падать.

 

 

Д. Потапенко

— 40% дискаунтеров, 10% гипермаркетов, 10% супермаркетов, работающих в премиальном или субпремиальном сегменте, 10% магазинов, торгующих дешевой небрендованной продукцией, остальное — мелкая розница, включающая рынки, киоски и павильоны. В условиях, когда 30 млн жителей в стране остаются за чертой бедности, а 12 млн едва сводят концы с концами, розница должна предлагать простейшие продукты для насыщения организмов калориями. Это не плохо и не хорошо. Если экономика страны в заднице и не собирается оттуда выбираться, нужно множить товаропроводящие цепочки. Вместо этого государство продолжает бороться с малым бизнесом.