России жизненно необходимы долго откладывавшиеся «непопулярные реформы», уверен бывший вице-премьер РФ и потенциальный кандидат в премьер-министры Алексей Кудрин. Будут ли они осуществлены в ближайшие 6 лет правления Владимира Путина? И чем будет отличаться нынешний президентский срок от предыдущих?

 

Д. Потапенко

— Нужно разгосударствление, скажем так. Это будет очень непопулярно, поскольку на сегодняшний день 67 процентов экономики находится в окологосударственных руках. Государственными их назвать нельзя, а частными, но имеющими прямое отношение к властьпридержащим личностям — можно. Неплохо хоть когда-нибудь уже начать заниматься рынком, потому что мы регулярно утверждаем, что в нашей стране прошли рыночные реформы, но по факту это ложь. Поскольку Кудрин думает, что реальных конкурентных политических реформ в нашей стране не будет, то он правильно подбивает историю, что, скорее всего, не прямо, но косвенно начнут повышать пенсионный возраст. Это уже сейчас делается активно, поскольку многим отказывают в начислении пенсии по причине отсутствия достаточного количества баллов. Плюс ко всему это введение прямого валютного контроля за гражданами. Я думаю, именно это в мыслях у Алексея Леонидовича.

Кроме того, думаю, что и дальше в России будет продолжение стагнации, потому что президент сам стал заложником своей собственной системы. Он не обладает маневренностью, поскольку это приведет к тому, что сама система его снесет. Президент — это функция. Путин строил систему, которая была зациклена на нем, — это его самая главная ошибка. Система не построена на нем, он может, как волшебник в голубом вертолете, справиться с одной проблемой, но это будет не глобально, всплывают другие проблемы. Эта система нерабочая. То есть, куда прожектор посветит, там будет светло, но вокруг в целом будет грязь и мрак. А поскольку ему нужно будет думать, как жить его внукам, то единственный вариант для него — стараться закрутить гайки. Но все же система рано или поздно его изживет.



Д. Потапенко

— В общепите не хватает низкого ценового сегмента. Очень многие предприниматели, которые просят взять их в управление, развлекаются бургерными и прочими концептуальными заведениями, вместо того чтобы упростить меню и заняться сегментом порядка 250–300 рублей средний чек. Рынок перегрет заведениями среднего ценового формата, и он будет проседать. А высокому ценовому сегменту нужно отпозиционироваться от среднего.


 

 

Д. Потапенко

— Несмотря на то что у меня под управлением порядка 400 объектов, доля собственности составляет не более 15–17 %. Вмораживать деньги в бетон – самое последнее дело. Недвижимость становится активом только в момент ее продажи. До этого момента недвижимость – это бетон, которым можно долго любоваться, и говорить: «Это – мое!» Звучит красиво. Но если недвижимость стоит без эксплуатации и вы оплачиваете газ, коммуналку и прочее… Зачем? Есть очень важная составляющая, которая не зависит от владельца недвижимости: инфраструктура. Можно купить склад, но если к нему нет железнодорожной ветки или нормальной дороги, с подъездом, разгрузочными петлями, – это мертвяк. С инфраструктурой мы ничего сделать не можем.

Сейчас сложно купить что-то стоящее. Я, если что-то выкупаю, то только общепит и ритейл. Если очень хочется что-то купить, купите производство сельхозпродукции.

 

 

Д. Потапенко

— Вместо того чтобы открывать дорогие рестораны и жаловаться, что к вам никто не ходит, штампуйте столовые для рабочих. И не выпендривайтесь. Бизнес — это тяжелый труд. Давление усиливается. Нет никаких критериев. В любой момент могут сказать, что ваша операция неблагонадежна. Поэтому не держитесь за печати и бренды. Да и нет у вас никаких брендов. «Кока-Кола» — это бренд. Все остальное — логотипы, которые за 100 долларов нарисовала девочка.



Д. Потапенко

— У нас родовая травма — лишение имущества. Поэтому на любые появившиеся деньги мы накупаем недвижимость. Актив должен быть активом. Недвижимость — фигня. Если кому-то понадобится, отберут и ее. Лучший вариант, когда объекты — в аренде, люди — на аутсорсинге, товар принадлежит поставщику, а вы играете на разнице цифр. Деньги нужно преумножать деньгами.


 

 

Д. Потапенко

— Высшее образование — это искусственное продление детства. Вы просто еще пять лет эксплуатируете деньги родителей. Никто не говорит, что высшее образование — это плохо. Хорошо, если оно будет. Но идеальный вариант — если вы уже с 16 лет работаете. Потому что ключевые слова для любого работодателя — опыт и социальные связи. А корочки — это уже потом. На третье.