Борьба с торговыми павильонами в Москве началась с момента вступления в должность мэра Сергея Собянина в 2010 году. В рамках этой кампании только за последние два года, по данным предпринимательской организации «Опора России», было демонтировано более 2,2 тыс. объектов. Власти настаивают, что объекты самостроя отняли у горожан около 50 тыс. кв. м. общественного пространства.

 

Д. Потапенко

— Это горе поправимо. Общественное пространство они себе вернут, уплотнив его высотками по программе реновации. Вот с малым бизнесом – незадача. Придется придумывать новую программу по выращиванию особого московского предпринимателя, устойчивого к сносам и разорениям. А если серьезно, то малый бизнес, чтобы сохранить себя, либо уйдет на нелегальное положение, либо будет работать в неприспособленных для этого помещениях. То и другое для казны одинаково плохо – налогов она не дождется.

Аудиторская отрасль, а это 26 тысяч аттестованных специалистов и около пяти тысяч компаний, встревожена грядущими изменениями законодательства в связи с инициированной Банком России реформой. В случае принятия предложений ЦБ с рынка могут уйти до 90 процентов аудиторских компаний.

Д. Потапенко

— Вы нам нужны всего для двух вещей — либо получить деньги, либо не потерять их. Поэтому вам следует целиться не в сохранение аудиторского рынка, а чуть повыше. Чтобы возникала причинно-следственная связь между результатами вашего труда и их значением для бизнеса. Чтобы аудиторское заключение мы могли использовать не в качестве твёрдой бумажки, а как минимальный инструмент защиты. Вот тогда мы к вам будем обращаться. А иначе, как и сейчас, будем покупать аудит.

Вам надо повышать уровень подготовки, который сегодня трешевый. В случае выведения крупных компаний на международные рынки мы чаще всего прибегаем к услугам «большой четвёрки», их печаточка имеет значение, а аудиторское заключение российских организаций в суде ничего не значит. Тот сегмент, с которого вы можете получить деньги, — это, условно говоря, средний бизнес. Чтобы бумага являлась защитой, почистите сами рынок от себя. Иначе вы его сами и грохнете.

Тэги:

 

Д. Потапенко

— Нет, конечно. Более того, после введения контрсанкций стало проще с подарками — друзьям, знакомым и государственным чиновникам дарю сыры. Такой подарок все принимают с удовольствием. Контрсанкции вводились не для развития отечественного сельского хозяйства, хотя пропаганда очень правильно все это преподносит. Да, на 4% вырос объем производимой сельхозпродукции, но это ничтожно мало. Это понимали изначально, поэтому в целом контрсанкции — это был передел рынка под конкретные компании. Так что чего плакаться? Мы же за эту власть сами голосовали.
Тэги:

Как показало исследование аналитического центра НАФИ, 49% респондентов считают, что заниматься предпринимательством в России, не давая взяток, невозможно. 

Д. Потапенко

— Взятка в понимании гражданина — это передача неких материальных средств проверяющему, коих у нас не счесть числа, и количество их растет с каждым годом. Напомню, что сейчас в России более 70 проверяющих служб и ведомств. Коррупция сейчас носит другой характер — это не просто передача денег при проверке, хотя и такое имеет место быть. Дело в том, что, например, сдать пожарную сигнализацию вы никогда не сможете, не пройдя обучение в прикормленных пожарной инспекцией организациях. Так что сейчас коррупция носит такой красиво завуалированный открытый характер. Чем больше контора, тем больше шансов отбиться от проверяющих. Чем меньше контора, в штате которой нет ни юристов, ни подготовленных бухгалтеров, тем чаще ей приходится платить.

Д. Потапенко

— К сожалению, я человек цифр. Поэтому, когда у россиян просроченные платежи по ЖКХ составляют один триллион и судебные приставы пытаются списать с наших сограждан, по-моему, около триллиона невозвратных долгов, а за черту бедности перешагнули 22 миллиона человек – тогда да, наверное, экономика растет. Если за чертой бедности было 20 миллионов, а теперь 22 миллиона – конечно, экономика идет в рост. Показатели же в целом растут? Согласитесь, против цифр не попрешь. Понятно, что если вчера была жопа, сегодня жопа, завтра жопа – значит, ситуация стабилизировалась. Но ради приличия надо оценивать положение относительно какого-нибудь 2008 года. Падение стало меньше – да, это правда. Но всё равно это падение.

Меню