Более 75% российских предпринимателей негативно отозвались о текущем состоянии экономики в стране. По сравнению с 2017 годом (80%) показатель уменьшился. По мнению 68% из них – её уровень является проблемным и кризисным. Ещё 10% уверены, что состояние экономики РФ является катастрофической. Такие данные показали результаты опроса ВЦИОМ, которые были опубликованы 22 мая. Лишь 4% респондентов рассказали о хорошем уровне российской экономики.

 

Д. Потапенко

— Просто не тех опрашивали. Надо опросить список Forbes, и результаты будут другие. ВЦИОМ, сидящий на грантах налогоплательщиков, выдаёт то, что нужно. В данном случае опрос – штука хорошая. Другое дело, что у нас экономика состояла из предпринимателей в “проклятые 90-е”. Сейчас она состоит из “псевдогосударственных” корпораций, которые мы ошибочно называем государственными. Частной экономики нет, не было и не будет в ближайшее время по причине того, что наличие альтернативного дохода или частной экономики – это вызов системе управления, которая сложилась за последние 20 лет.

Система, которая создана, уничтожает бизнес, потому что если не уничтожить людей с альтернативным доходом, то эти лица ни с того, ни с сего начнут выбирать себе "шерифа".


 

 

Д. Потапенко

— Дмитрий Анатольевич сказал всего лишь о рамочной идее. Говорить, что сейчас это будет поддержано и реализовано, маловероятно. У нас только 12 самодостаточных регионов, остальные агломерации не имеют собственного дохода. Здесь применение офшора бессмысленно, потому что говорить о какой-то офшорной зоне в стране, находящейся под санкциями, – это как-то “либо крестик снимите, либо труселя наденьте”. Создание офшорных зон там приведёт к банальному перераспределению регистрации компаний, которые имеют отношение к нефтегазовому сектору. Экономической модели в этом псевдоофшоре нет.


 

 

Д. Потапенко

— Это очень интересный законопроект, и интересно, каким будет его применение. Я считаю, что все жители Крыма после вступления в силу этого законопроекта должны тут же пожаловаться на „Сбербанк“ и „Газпром“, а первые, кто должны были бы сесть по этому закону — это Греф и Миллер. Другое дело, кто ж их посадит, они же памятник.



Д. Потапенко

— Если подразумевать под словом „российские производители“ людей, не причастных к структуре власти, то им на пользу контрсанкции не пойдут. А если подразумевать псевдопроизводителей, которые хотят монополизировать рынок, как уже монополизировали мясную и рыбную отрасль, переделив ее под две подконтрольные структуры, то они выиграют. Да, возникли монополисты, да, рост цен по лососю был в шесть раз. Ну, народу же нравится. А если народу нравится, значит, он должен получить то, что „одобрямс“.


 

 

Д. Потапенко

— Советский Союз обладал уникальной эффективной системой выкупа у населения использованных материалов (макулатуры, стекла и т.д.), но Налоговый кодекс РФ (ст. 217) разрушил ее. Теперь государство считает, что физлицо при сдаче макулатуры получает прибыль, а значит, должно заплатить налог на доходы физлиц (НДФЛ). Этот закон — самый главный сдерживающий фактор развития отрасли сегодня! Законопроект об отмене НДФЛ уже 2 года лежит в Госдуме. Но налицо конфликт двух комитетов Госдумы: комитета по экологии, который действительно хочет сдвинуть эту телегу с места и выступает за отмену НДФЛ, и комитета по бюджету и налогам в лице его руководителя Андрея Макарова, который утверждает, что отмена НДФЛ для физлиц спровоцирует коррупцию и разовьет систему обналичивания.

Может, Макаров хочет в принципе запретить хождение наличных денег? Но тогда это то же самое, что бороться с ворами путем зашивания карманов у всего населения: нет карманов — нет проблемы. Воров должна ловить полиция, и бороться с ними надо не путем зашивания карманов, а искореняя причины. А в век цифровых технологий карманников стало заметно меньше, деньги воруют уже с кредитных карточек. Противодействие комитета по бюджету, по–моему, напоминает какой–то каменный век, то есть мы боремся с проблемами, которых нет и никогда не будет.

Но, чтобы побороть свалки (а мы все уже знаем, что у нас на территории России захоронена Франция), нам нужно отменить НДФЛ и воссоздать эффективно работающую систему — как в Евросоюзе и США. Сегодня во многих городах России люди страдают, задыхаясь от свалочных газов, притом что мы 2 года наблюдаем самый банальный пример, когда государство, не теряя ничего, сразу же начинает приобретать, получая налоги.


Соответствующий законопроект опубликован на сайте Госдумы. Для физических лиц штраф установлен в размере от трех до пяти тысяч рублей, для должностных лиц — от 30 до 50 тысяч рублей, для юридических лиц — от 70 до 100 тысяч рублей.

 

 

Д. Потапенко

— Те меры, которые указаны в данном законопроекте, будут бесполезны. По причине того, что так называемого санкционного товара не так уж и много на территории России. Это лечение не болезни, а попытка вылечить больного увещеванием, что не надо продавать. Вместо того, чтобы восстанавливать экономику, налаживать экспортный потенциал и производить товары здесь, используя зарубежные технологии и ингредиенты, мы занимаемся какими-то штрафами. Весь законопроект — рамочные соглашения ни о чем. Уже санкционки-то физически не так много. Все, что есть — это микроскопические дозы, что нет никакого смысла принимать отдельный законопроект. Чем бы дитя ни тешилось...

По поводу уничтожения так называемой санкционки. Нужно разделять — мухи отдельно, котлеты отдельно. С первого дня, когда вводился указ по эмбарго, уничтожается то, что банально имеет ошибки в ГТД. Поэтому говорить о том, является ли то, что уничтожается, реальными санкционными товарами или это просто ошибки в документах — в 90% случаев это недостоверность данных. В трезвом уме и в здравой памяти вы же не повезете товар, который запрещен на территории России, чтобы его потерять. Поэтому это все лишь бравурные отчеты по уничтожению нескольких сот тонн санкционнных товаров каждый месяц.