Д. Потапенко

— Никаких перемен особых в пенсионном законодательстве нет. Существующая пенсионная реформа, формула — это узаконенный грабеж. Вы по какой-то причине в трезвом уме и здравой памяти отдаете 22 процента своего труда, начиная с сознательного возраста, в руки людей, которых обвиняют в грехах, потому что они действительно не умеют управлять. Плюс ко всему мы видим 50 самых красивых зданий пенсионного фонда, руководители которых ни в чем себе не отказывают и тратят средства якобы на инфраструктуру. При этом обычные сотрудники пенсионного фонда получают копейки, заполняют бумажки вручную и ничего не могут толком сделать. И когда сейчас эти «управленцы» говорят, что мы ваши накопления отдадим вам в 65 лет, а не в 60, или женщинам говорят, что им выплаты отдадут через 8 лет — они просто продолжают узаконенно измываться.

В ответ на разговоры о том, что сейчас на одного пенсионера приходится один рабочий, первый же человек должен задать вопрос: «Простите, а отобранные деньги предыдущих работающих куда дели?» Сакральный вопрос. При чем здесь то, сколько работающих на одного неработающего? Вы сначала деньги верните, а потом будете рассуждать, какое количество работающих было, какое стало. А если вы не умеете формировать накопления для тех, кто выбывает, то, собственно говоря, это ваша проблема, потому что это формируется нормальным обычным страховым механизмом, который вы не запустили. Но опять же это ваша проблема, господа управители, вы эту систему формировали. И в итоге в заложниках держите народ. Вот и все.


 

По данным Федресурса, российские суды в январе-июне 2018 года признали банкротами 19 тысяч 53 граждан, на 45% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Таким образом, российские граждане стали банкротиться почти в полтора раза чаще.

 

 

Д. Потапенко

— Причин банкротства — несколько. Я бы назвал их «экономическими ножницами»: с одной стороны, это падение реальных доходов населения, с другой — рост цен на товары и услуги: не по росстатовским данным, а в реальном физическом выражении.

С одной стороны, у граждан становится все меньше денег, с другой — в частности, последний подъем стоимости услуг ЖКХ, пройденный незамеченным под крики «Ура, мы набили морду испанцам».

Закредитованность наших граждан растет. В ближайшие два-три года граждане набирают до пяти кредитов и играют в финансовую рулетку с полным барабаном. Это только начало восхождения персональных банкротств.

С учетом повышения пенсионного возраста, когда у наших граждан грабительски отберут накопления и только часть через какое-то время вернут, повышения НДС и попыток ФНС вывести самозанятых из тени, обложив их налогами и предварительно потратив немереное количество всяких приблуд в виде приложений, экономике России наносится прямой ущерб.

По моим оценкам, первое, к чему это приведет — реальное обнищание населения. По поводу банкротств — объявила себя банкротами экономически грамотная часть населения. Более того, более 5 триллионов рублей — у сограждан в виде кредитов и займов. Помимо этого, налоговики потратят деньги на свои приложения, розыск самозанятых, увеличение штата, строительство дата-центров, увеличение штатов в банках.


 


Д. Потапенко

— Предложение будет реализовано, тут вариантов нет. Потому что ФНС всеми способами хочет вывести многомиллионную толпу самозанятых из чёрной зоны. Другой вопрос, куда это всё приведёт. ФНС хочет брать по 3% и 6% с самозанятых физических и юридических лиц. Но дело в том, что администрирование всех этих аспектов будет стоить колоссальных денег. Нужно будет строить новые дата-центры, увеличивать штат сотрудников, нанимать программистов, которые будут писать алгоритмы анализа многомиллиардных переводов денег. И количество транзакций будет просто чумовым. Всё это в погоне за двумя рублями, грубо говоря, обернётся убытками в пять рублей.

Другое дело, что самозанятые граждане отреагируют так, как сделали бы это при советской власти. Напомню, тогда счетов ни у кого не было, а так называемая шабашка существовала и процветала. Поэтому мы вернёмся, как обычно, в страну вечнозелёного кэша. Если власти не понимают законов экономики и банального маркетинга при продвижении услуг, флаг им в руки, и пусть продолжают гоняться за бабочками с пушками.


 

 

Д. Потапенко

— Я не припомню чтобы Героя России присваивали за работу в министерстве, ведомстве или государственной корпорации. Считаю, что это категорически не верно. По причине того, что в мирное время присвоение высшего звания Героя России возможно либо для сотрудников органов, либо военных, которые исполняют свой долг и отстаивают интересы России.

Любое гражданское лицо, просто даже за многолетнюю работу, пусть даже самую замечательную в любом министерстве, должно награждаться любыми другими почетными орденами и медалями. Поэтому та реакция, которую вижу я , это большое количество возмущений, как раз таки сотрудниками боевых подразделений, которые многие имеют огромные выслуги.

Многие из них имеют ранения, многие из них проходили и не одну военную компанию, и проходят сейчас такую компанию. Но они не получают таких заслуг. Таких наград они не получают, никто! Я считаю, что устраивать такой микро конфликт между гражданскими и военными, не допустимо!

Из 'заслуг' Сергея Владиленовича, помню только дефолт 1998 года, а еще что с 2016 года он руководил Кремлевской администрацией, в должности первого заместителя, где ему фактически было поручено заниматься организацией президентской компании 2018 года.

Когда-то на ряду со званием Герой Советского Союза, для гражданских было звание Герой Социалистического труда. Так как сейчас мы живем в другую эпоху, при другом строе, нужно учредить награду Герой Капиталистического труда.


 

 

 

Д. Потапенко

— Налоговики бравурно рассказывают, что стало лучше. – Только они забывают рассказать, что большая часть того, что как бы попало в легальный оборот, просто перешло из мелкого опта в розницу. То есть то, что раньше оформлялось приходными накладными, сейчас просто отбивается через кассу. Но они говорят, что бизнес обелился. Но нет, это не так. Итог этой системы таков: сбор податей будет идти автоматизированно. Но это не означает, что черные зоны торговли исчезнут. Вот, например, московский «Фуд Сити», созданный вместо «Черкизона». Его специально оставили, чтобы получать черный кэш. Приезжаем, смотрим и видим повсюду хождение кэша. Это тот же самый «Черкизон», только в бетоне и дороже. Но при этом чиновники будут нести пургу по всем каналам о том, что типа бизнес обелился.