Польза для потребителя будет весьма сомнительной, поскольку маркировка скажется на цене продуктов. Будет создана комиссия, на это будет выделен очередной бюджет, и, безусловно, все товаропроизводители стройными рядами пойдут в эту комиссию согласовывать, насколько их товар красный, желтый или зеленый. Любая маркировка, любая процедура привоза товара, его сертификации с очень понятными коррупционными составляющими, безусловно, повлияет на стоимость продуктов в сторону ее увеличения. Каждый постарается получить этот себе зеленый значок.

Как территория приоритетного инвестирования — нет. Все мои знакомые инвесторы, вкладывающие что-то в Крым, имеют достаточно краткосрочные планы. Инвестиция — вещь, которую нужно вернуть. Грубо говоря, люди продают деньги, чтобы потом купить эти деньги. Нужен платежеспособный спрос. И в Крыму эти процессы идут лишь до тех пор, пока есть государственные инвестпроекты вроде Керченского моста. Это срок в 2-3 года. Крым останется дотационным регионом: во что деньги ни вложи, назад не получишь.

Горизонт планирования достаточно краткосрочный, увы. И это плохо, горизонт должен быть не менее 36 месяцев — простите, но даже алкоголь, проституция и оружие не окупаются быстрее. Дальнейшее удушение малого и среднего бизнеса в России неизбежно, это типичная феодальная схема — но, как ни печально, разумная, потому что наши сограждане не хотят активно строить гражданское общество и в том числе развивать бизнес. А феодалы, пожирающие вассалов, лишь правильно реагируют на запрос населения.

У денег нет национальности. У нас денег нет, потому что у нас вся экономика сырьевая. Нужно ли нам разрабатывать месторождения? Это вещь обоюдоострая. Делая это, мы истощаем собственный резерв. Если мы говорим об инвестициях, то инвестировать нужно совершенно в иные сферы, туда, где имеет место технологическая обработка и хоть какая-то доля интеллектуального труда. Это задача наших феодалов. В любом случае, это двухходовка: сначала привлечь инвестиции на добычу сырья, потом привлечь деньги от продажи сырья в более глубокую переработку все тех же углеводородов. Мы не можем завтра начать производить айфоны (именно производить, а не собирать на нашей территории), мы все-таки привязаны к сырью.


Инвестиции стране нужны. Но и сейчас шансов на то, что наши феодалы опомнятся, и вложат их в производство продукции с добавленной стоимостью, не очень много.

Кудрин по поводу высокотехнологичного производства может говорить все, что угодно. Как в старом анекдоте: « - Абрам говорит, что он спит с восемнадцатилетней девушкой, а ему уже 90. – Ну, так и вы говорите…». Кудрина вообще не надо в пример приводить - открывать все экономические форумы должен господин Залдостанов, я считаю. Надо всем спалить свои дипломы, потому что Залдостанов все равно лучше всех знает, что надо делать с экономикой…

Я любитель сыра, любитель твердых сыров. К сожалению, то говнище, которое у нас в магазинах продается, я периодически вынужден покупать. Мне есть с чем сравнить эту сырную замазку, поэтому, покупая ее, я каждый раз плююсь.

За границу я сейчас езжу как заправский контрабандист. Был в Бельгии, заходил в штаб-квартиру НАТО, как бомжара – с запасом сыра, который потом привез родителям. И даже мои родители, старые коммунисты, которые сейчас голосуют за Владимира Владимировича, и те сломались, когда услышали, что самый дорогой сыр стоит в Европе 18 евро за килограмм.

Санкции и антисанкции — это предмет торга. И то, что у нас Шувалов предсказывает, что мы можем снять контрсанкции, — это как раз в преддверии Давосского форума. На самом деле предметом торга является нефтегазовая отрасль. Нашим нужно оборудование и удлинение кредитов если не напрямую банковскому сектору, то нефтегазовой отрасли. Необязательно отменять санкции, совершенно спокойно можно сыграть просто в увеличение лизинговых отсрочек.

Владимир Путин призывает оградить от избыточных проверок честных предпринимателей, а прокуратуру просит следить за контролирующими органами. Об этом президент заявил на заседании, посвященном 295-летию прокуратуры России. Давление на бизнес в стране по-прежнему высокое. Только за последний год прокуратура выявила свыше 150 тыс. нарушений, связанных с осуществлением госконтроля в отношении коммерческих компаний.

"Есть одна проблема. Вот выступает президент Российской Федерации и говорит, что возбуждено 200 тыс. уголовных дел, 170 тыс. из которых не про какие-то там нарушения, а про отжатие среднего бизнеса. За каждым из этих уголовных дел есть следователь, следственная бригада, есть прокурор, утверждавший, в том числе меру пресечения предпринимателю, которого потом случайно выпустили, есть судья. То есть существует целая машина людей в погонах, и ни в одном регионе ни одно из этих уголовных дел не было отмотано назад, и не пошли, как говорил наш президент, "посадки"."

В будущем году рынок ждет дальнейшее обнищание населения, а значит, в продуктовом ритейле будут выигрывать форматы, наиболее приближенные по цене к экономичным супермаркетам. Также продолжат закрываться региональные игроки ритейла. На рынке DIY будет стагнация – ремонтов делается все меньше и меньше. В производстве продуктов питания стоит ожидать уменьшения граммажа продукции и ухудшения ее состава. На рынке общепита будет развиваться формат дешевых столовых в офисах класса «Г». Общей тенденцией на рынке станет использование бартерных схем. Также можно ожидать усиления валютного контроля по операциям как физических, так и юридических лиц.

Маргарет Тэтчер сказала: «Нет денег государства — есть деньги налогоплательщиков». Точка. Без обсуждения даже. Любой человек, который хоть раз произносит, что государство во что-то инвестирует, должен сразу писать заявление об увольнении. Должна появляться Генпрокуратура и выяснять — почему человек незаконно распоряжается чужими средствами. Потому что государства не существует. Любой государственный муж, который произносит эту фразу, нарушает наши конституционные права. Напомню, в Конституции РФ записано, что вся власть принадлежит народу.

Недавно я выступал в Европарламенте в Брюсселе, мы там обсуждали последствия санкций и антисанкций. И один чиновник сказал, что Евросоюз что-то там инвестирует в Россию. Я сразу поднял руку и сказал: «Давайте расставим точки над «ё». Есть предприниматель, который инвестирует в Россию. А вы всего лишь выполняете определенные функции». Чиновник извинился и признал свою неправоту. У нас принципиально другая история. У нас никогда чиновники не признаются в том, что накосорезили. Притом что косорезят они сплошь и рядом.

Отзыв лицензий у банков – это по сути отъем денег у бизнеса, деньги которого в отличие от вкладов физлиц в пределах 1,4 млн рублей не застрахованы. Так что в следующем году  отзыв лицензий у банков продолжится. 

Импортозамещение может возникать только в том случае, когда у вас что-то произведено не из импорта. Когда у вас голландская картошка ложится в русскую землю, обрабатывается польскими химикатами, пашется американским трактором John Deere, собирается таджикскими руками, то в какую секунду она становится отечественной синеглазкой. Точно такая же по всем параметрам. И если мы возьмем все то, что называем отечественным и начнем вскрывать, помимо логотипчиков, которые нарисованы, то окажется, что в процентах 70-80 «внутрянка», это как говорится, зарубежное производство.

Решить проблему можно. Для этого нужно возрождать научную школу и инвестировать в технологическое развитие. Но процесс это не быстрый, так что на такое более глубокое импортозамещение может потребоваться до 10-15 лет.

Если говорить о том, есть ли куда бедному крестьянину податься, когда "приходят белые, грабят; красные приходят, грабят", то податься ему, конечно, некуда. Особенно когда те, кто приходят и грабят, говорят сакральную фразу "нечего прикрываться бумажками о собственности", которые они же сами выдавали, а потом сами же безо всякого суда и следствия их отменили. Посему податься им некуда, потому разговоры о том, что они подадутся в некие торговые комплексы или центры, иллюзии. Торговый центр — это совершенно принципиально другая история, это, по сути, город в городе, и там надо заново выстраивать саму бизнес-схему.

Каждый хочет «стабилезца» и не хочет отвечать за собственную жизнь. Задача властей довести долю частной экономики до 15%, тогда как сейчас она составляет 30-35%. Делается это для усиления зависимости граждан от системы распределения благ, тем самым обеспечивая переход власти по наследству. С точки зрения поведения наших «феодалов» это будет правильно. А так в целом система управления очень стабильная.

Сергей Шнуров это очень гармоничный персонаж, с точки зрения своих волеизлияний и того, что он делает. Я не вижу внутри него особых противоречий. Вряд ли это будет то же самое, что снято о господине Путине… Я бы с больший удовольствием посмотрел, если бы снимал кто-нибудь в духе, как снимают о наших вождях. Какой он был хороший в школе, интервью с его учительницей, одноклассниками, с первой любовью. Как он идет, как он заходит к селянам в белом костюме, как он на комбайне. Если режиссер сделает такой стеб, это будет существенно интереснее, чем то что снимут. Посмотрим, может режиссер услышит и снимет в этом духе.

За рубежом «черная пятница» обусловлена обычным технологическим циклом, когда идет массовый выпуск нового товара и происходит своего рода смена поколений. У нас же это не более чем такой маркетинговый ход, который из года в год уже проваливается. Потому, что реклама-то идет, но люди уже осознали — их, мягко говоря, кидают. Не предоставляют скидки, а наоборот — ценник бывает выше, чем в обычные дни.
Еще пара вот таких пятниц — и всё это превратится в «пятницу, 13-е.

— Практической пользы я от регистрации данного бренда не вижу. Брендом всё, что вываливается на просторы большой помойки-интернет не является, потому что многие вещи, которые там живут, живут достаточно кратко. Надо отдать должное «Бургер кингу», который с потрясающей скоростью умудрился согласовать, сделать, расклеить и на этом сработать.

Меню