С 1 июля россияне получили возможность удаленно открывать счета и брать кредиты в банке. О чем говорит тенденция упрощения выдачи кредитов и как это нововведение отразится на динамике кредитования. 

 

Д. Потапенко

— Говорить о том, что от этого что-то кардинально поменяется — иллюзия. Получение кредитных карт и иных кредитных ресурсов и раньше не сильно происходило в офлайне — банки, в особенности 3-4 года назад, выдавали кредитные карты всем, кому ни лень.

Это привело к тому, что россияне, не умея обращаться с этим инструментарием, понабрали себе кредитов и сейчас не могут их обслуживать. Это не вина банков, естественно — банки не заставляли вас, простите, эти карты брать.

Поменяется ли что-то? Принципиально — нет. Финансовая грамотность растет — хоть и медленно — как и любое знание. Экстраординарных изменений для рынка не будет.

О чем говорит тенденция упрощения выдачи кредитов россиянам? На мой взгляд, об упрощении работы с финансовыми инструментами. Мы все-таки придем к тому варианту, что уйдет уже существующая двести лет пенсионная формула, когда у людей отбирают деньги вместо того, чтобы они самостоятельно все делали.

Мы подзастряли в XIX веке, поэтому из этого XIX века мы выйдем — других вариантов нет. Какой смысл содержать кучу дармоедов, которые открывают вам счета? Та банковская система, которую мы себе представляем, с отделениями и всем остальным, достаточно архаична. Я даже больше скажу: система с карточками еще более архаична. Вообще, наличие любого носителя и идентификатора помимо как человека как такового — архаика на архаике и архаикой погоняет.

Раз у вас есть идентификатор всегда с собой — это либо пальцы, либо глаза, либо еще что-то — любой посредник должен отойти.

Повлияет ли это на экономику и бизнес глобально? Нет. Это вопрос форм-фактора.


 

Фермерские хозяйства смогут арендовать в магазинах «Пятерочка» торговые площади. Руководство уральского дивизиона уверяет, что ставки будут льготными.

 

Д. Потапенко

— Если один хозяйствующий субъект арендует квадратный метр, например, по 1000 руб., а другому субъекту сдает по 800, вряд ли такая коммерция понравится налоговой службе. Любой миноритарный акционер сможет оспорить сделку, наносящую компании финансовый ущерб. Не говоря уже о том, что качество фермерских продуктов будет разным, и федеральная торговая сеть быстро превратится в шалман.



Д. Потапенко

— Большее зло, чем повышение НДС, - только если Дональд Трамп женится на Ким Чен Ыне. Это была бы бомба, все остальное вторично, - иронически заметил он. - НДС - это налог на добавленную стоимость. Бизнесу абсолютно все равно, какой он имеет размер. Только есть маленькое «но»: Бизнес – это часть гражданского общества. А вот гражданскому обществу не все равно, какие поборы навешены на труд, одним из которых и является налог на добавленную стоимость. Это приводит к тому, что у людей нет возможности покупать труд по более дешевой цене, они вынуждены отдавать чиновникам на разграбление гораздо большую сумму. Поэтому почувствуют это граждане, а бизнес почувствует следующим образом – еще больше упадет платежеспособный спрос. Если сейчас граждане в продуктовой корзине покупают калории, то в дальнейшем они будут покупать клейстер, замешенный на опилках. И это будет выдаваться за отечественный импортозамещенный продукт.



Д. Потапенко

— Пока было строительство энергомоста, Керченского моста, еще можно было понять, кто будет возвращать вложения – это был бюджет. Но когда говорят о более чем 300 миллиардах рублей инвестиций – ну а кто их будет возвращать? Население Крыма, которое само сидит на дотациях? Где логика и здравый смысл? Заявления чиновников никак не соотносятся с реальностью и не должны соотноситься. Подписывают протоколы о намерениях – это каждый перед главным руководителем говорит: «А вы смотрите, вы любите ту или иную территорию?» Я сейчас даже не говорю про Крым – не важно, если бы Владимир Путин любил территорию какого-то аула в какой-нибудь деревне, то каждый бы стремился и показывал: смотрите, мы с этим аулом подписали на триллиард денег чего-нибудь… Это демонстрирует твою лояльность (как чиновника – КР) к той или иной проводящейся политике, но к экономике это не имеет никакого отношения.



Д. Потапенко

— Если говорить в целом о Мундиале-2018, то ФИФА собирается заработать на нем 6,1 млрд долларов, а мы потратили 14,7 млрд долларов на всю эту историю. Саранск, Калининград – огромная дура в виде стадионов ляжет на бюджеты этих городов и их утопит. Последние исследования показали, что наши мужчины, чтобы купить билеты на стадионы по «упоротым» ценам, брали потребительские кредиты и кредиты в микрофинансовых организациях. Микрофинансовые организации признают, что ударит не только по бюджетам регионов, но и по кредитоспособности нашего населения. Люди, понятно, не могут пропустить такое событие, которое, неизвестно вообще повторится ли еще хоть раз при их жизни. Влезают в долговую яму по полной программе. А кто сомневался? Пройденная Олимпиада - яркий пример. Вот олимпийские объекты: сколько на них проводится олимпиад? Олимпийский объект требует такой же агрегативной загрузки. Там можно, конечно, проводить и чемпионат по футболу, и третьему классу шестой сочинской школы плавать в олимпийском бассейне, и даже проводить городской чемпионат Сочи среди третьеклассников. Но мы понимаем: есть затраты на эксплуатацию объектов - и они, хоть при Олимпиаде, хоть при соревнованиях третьеклассников будут одинаковыми. Кто-то за это должен заплатить, и платит гражданин из своего кармана издержками, налогами и всем остальным. Поэтому эти допобъекты - пуля, влетающая в одном месте и разрывающая всё в клочья в другом. Но кого трогает?


Порог обложения пошлинами товаров, заказываемых в интернете, может снизиться с 1000 евро до 500 евро.

 

 

Д. Потапенко

— На мой взгляд, порог действия пошлин будут снижать, но хвост кошке будут резать по частям. Еще будет несколько степеней извращения над трансграничной торговлей.

За обычный проводок, который вы могли раньше заказать в Китае за недорого, вы будете платить втридорога. Это приведет к падению розничных продаж как таковых и очередному витку обнищания населения. Все страны проходили это, когда вводили нулевой или околонулевой барьер для трансграна, и это приводило к одному и тому же. Ничего нового — мы идем по пути тех же стран, включая Беларусь. Окей, хорошо — будем платить за проводки псевдолоббистам, а, попросту говоря, «барыгам», желающим вытащить деньги из кармана людей, никак не напрягаясь.

Возникнет ли вероятность ухода покупок в «серые зоны»? Возникнет, конечно, но это усложнится. Крупные покупки однозначно уйдут в соседние государства типа Казахстана, а из-за мелочи никто возиться не будет. Это будет просто стагнация экономики и потребительская инфляция — больше ничего. А крупные покупки и так находятся в черной и серой зонах. Нельзя контролировать воду.