Д. Потапенко

— У денег нет национальности. У нас денег нет, потому что у нас вся экономика сырьевая. Нужно ли нам разрабатывать месторождения? Это вещь обоюдоострая. Делая это, мы истощаем собственный резерв. Если мы говорим об инвестициях, то инвестировать нужно совершенно в иные сферы, туда, где имеет место технологическая обработка и хоть какая-то доля интеллектуального труда. Это задача наших феодалов. В любом случае, это двухходовка: сначала привлечь инвестиции на добычу сырья, потом привлечь деньги от продажи сырья в более глубокую переработку все тех же углеводородов. Мы не можем завтра начать производить айфоны (именно производить, а не собирать на нашей территории), мы все-таки привязаны к сырью.

Инвестиции стране нужны. Но и сейчас шансов на то, что наши феодалы опомнятся, и вложат их в производство продукции с добавленной стоимостью, не очень много.

Кудрин по поводу высокотехнологичного производства может говорить все, что угодно. Как в старом анекдоте: « - Абрам говорит, что он спит с восемнадцатилетней девушкой, а ему уже 90. – Ну, так и вы говорите…». Кудрина вообще не надо в пример приводить - открывать все экономические форумы должен господин Залдостанов, я считаю. Надо всем спалить свои дипломы, потому что Залдостанов все равно лучше всех знает, что надо делать с экономикой…

Д. Потапенко

— Я любитель сыра, любитель твердых сыров. К сожалению, то говнище, которое у нас в магазинах продается, я периодически вынужден покупать. Мне есть с чем сравнить эту сырную замазку, поэтому, покупая ее, я каждый раз плююсь.

За границу я сейчас езжу как заправский контрабандист. Был в Бельгии, заходил в штаб-квартиру НАТО, как бомжара – с запасом сыра, который потом привез родителям. И даже мои родители, старые коммунисты, которые сейчас голосуют за Владимира Владимировича, и те сломались, когда услышали, что самый дорогой сыр стоит в Европе 18 евро за килограмм.

Такой прогноз сделал советник Дональда Трампа по взаимодействию с бизнесом Энтони Скарамуччи.

Д. Потапенко

— Санкции и антисанкции — это предмет торга. И то, что у нас Шувалов предсказывает, что мы можем снять контрсанкции, — это как раз в преддверии Давосского форума. На самом деле предметом торга является нефтегазовая отрасль. Нашим нужно оборудование и удлинение кредитов если не напрямую банковскому сектору, то нефтегазовой отрасли. Необязательно отменять санкции, совершенно спокойно можно сыграть просто в увеличение лизинговых отсрочек.

Владимир Путин призывает оградить от избыточных проверок честных предпринимателей, а прокуратуру просит следить за контролирующими органами. Об этом президент заявил на заседании, посвященном 295-летию прокуратуры России. Давление на бизнес в стране по-прежнему высокое. Только за последний год прокуратура выявила свыше 150 тыс. нарушений, связанных с осуществлением госконтроля в отношении коммерческих компаний.

Д. Потапенко

— Есть одна проблема. Вот выступает президент Российской Федерации и говорит, что возбуждено 200 тыс. уголовных дел, 170 тыс. из которых не про какие-то там нарушения, а про отжатие среднего бизнеса. За каждым из этих уголовных дел есть следователь, следственная бригада, есть прокурор, утверждавший, в том числе меру пресечения предпринимателю, которого потом случайно выпустили, есть судья. То есть существует целая машина людей в погонах, и ни в одном регионе ни одно из этих уголовных дел не было отмотано назад, и не пошли, как говорил наш президент, "посадки".

Д. Потапенко

— В будущем году рынок ждет дальнейшее обнищание населения, а значит, в продуктовом ритейле будут выигрывать форматы, наиболее приближенные по цене к экономичным супермаркетам. Также продолжат закрываться региональные игроки ритейла. На рынке DIY будет стагнация – ремонтов делается все меньше и меньше. В производстве продуктов питания стоит ожидать уменьшения граммажа продукции и ухудшения ее состава. На рынке общепита будет развиваться формат дешевых столовых в офисах класса «Г». Общей тенденцией на рынке станет использование бартерных схем. Также можно ожидать усиления валютного контроля по операциям как физических, так и юридических лиц.

Д. Потапенко

— Маргарет Тэтчер сказала: «Нет денег государства — есть деньги налогоплательщиков». Точка. Без обсуждения даже. Любой человек, который хоть раз произносит, что государство во что-то инвестирует, должен сразу писать заявление об увольнении. Должна появляться Генпрокуратура и выяснять — почему человек незаконно распоряжается чужими средствами. Потому что государства не существует. Любой государственный муж, который произносит эту фразу, нарушает наши конституционные права. Напомню, в Конституции РФ записано, что вся власть принадлежит народу.

Недавно я выступал в Европарламенте в Брюсселе, мы там обсуждали последствия санкций и антисанкций. И один чиновник сказал, что Евросоюз что-то там инвестирует в Россию. Я сразу поднял руку и сказал: «Давайте расставим точки над «ё». Есть предприниматель, который инвестирует в Россию. А вы всего лишь выполняете определенные функции». Чиновник извинился и признал свою неправоту. У нас принципиально другая история. У нас никогда чиновники не признаются в том, что накосорезили. Притом что косорезят они сплошь и рядом.