России жизненно необходимы долго откладывавшиеся «непопулярные реформы», уверен бывший вице-премьер РФ и потенциальный кандидат в премьер-министры Алексей Кудрин. Будут ли они осуществлены в ближайшие 6 лет правления Владимира Путина? И чем будет отличаться нынешний президентский срок от предыдущих?

 

Д. Потапенко

— Нужно разгосударствление, скажем так. Это будет очень непопулярно, поскольку на сегодняшний день 67 процентов экономики находится в окологосударственных руках. Государственными их назвать нельзя, а частными, но имеющими прямое отношение к властьпридержащим личностям — можно. Неплохо хоть когда-нибудь уже начать заниматься рынком, потому что мы регулярно утверждаем, что в нашей стране прошли рыночные реформы, но по факту это ложь. Поскольку Кудрин думает, что реальных конкурентных политических реформ в нашей стране не будет, то он правильно подбивает историю, что, скорее всего, не прямо, но косвенно начнут повышать пенсионный возраст. Это уже сейчас делается активно, поскольку многим отказывают в начислении пенсии по причине отсутствия достаточного количества баллов. Плюс ко всему это введение прямого валютного контроля за гражданами. Я думаю, именно это в мыслях у Алексея Леонидовича.

Кроме того, думаю, что и дальше в России будет продолжение стагнации, потому что президент сам стал заложником своей собственной системы. Он не обладает маневренностью, поскольку это приведет к тому, что сама система его снесет. Президент — это функция. Путин строил систему, которая была зациклена на нем, — это его самая главная ошибка. Система не построена на нем, он может, как волшебник в голубом вертолете, справиться с одной проблемой, но это будет не глобально, всплывают другие проблемы. Эта система нерабочая. То есть, куда прожектор посветит, там будет светло, но вокруг в целом будет грязь и мрак. А поскольку ему нужно будет думать, как жить его внукам, то единственный вариант для него — стараться закрутить гайки. Но все же система рано или поздно его изживет.