Д. Потапенко

— То, что видел зритель, наблюдающий за «Прямой линией» с президентом — лишь часть картинки. На мониторы выводились жесткие вопросы, иногда даже нелицеприятные.

Очень, конечно, хотелось бы, чтобы редакторам эфира организаторам этого сценарного действия не прилетело, потому что вопросы и обвинения были достаточно нелицеприятные. Хотелось бы, чтобы этот интерактив сохранился, потому что признаюсь честно: то, что вы видели в прямом эфире — это лишь часть картинки. Потому что вас всё время перебрасывали с одного плана на другой, и вот этот план не всегда показывал то, что реально выводилось на мониторы.

На мониторах было много жестких тем, потому что страна живет в очень, очень, очень тяжелом режиме.

— После «Прямой линии» мне звонили журналисты и спрашивали о том, какой вопрос я бы задал президенту. Внимание, вопрос. Если обычным туалетом или перечислением 10 тысяч должен заниматься президент Российской Федерации, так, может быть, просто разогнать все эти аппараты и просто назначить в каждом регионе неких секретарей-исполнителей?

Если система не работает, то за нее отвечают все сверху донизу. Еще раз: система должна работать, а не поднятый левый глаз или левая бровь президента.