В воскресенье, 12 августа, глава Минфина РФ Антон Силуанов назвал последствия новых санкций США «неприятными, но не смертельными» для российской экономики. 

 

 

Д. Потапенко

— Какие бы санкции ни „врубили“ США, запретить банковские накопления граждан может только Силуанов. Не надо валить с больной головы на здоровую. Если мы говорим, что основной товар нефть, то она по-прежнему высока, нефть растет. Курс доллара должен, наоборот, проседать. Минфин РФ рассчитывает, что народ будет паниковать, тратить деньги и покупать товары. Ему это выгодно.


 


Д. Потапенко

— Ещё две недели назад я говорил, что курс доллара будет 67 рублей. Рост курса – всегда рост цен на товары и услуги. У нас все товары уже сейчас либо импортные, либо квазиимпортные. Если рассуждать о кризисе в экономике, так он у нас идёт уже последние 20 лет. Девальвация рубля, которая сейчас происходит, абсолютно искусственная и никакого отношения к реальным изменениям на внешнеэкономических рынках не имеет. Рубль — это игрушка, которой российские власти играют, как им нужно, вне зависимости от реальной стоимости доллара и барреля нефти. Если бы цена нефти учитывалась, то курс доллара был бы в России на уровне 55 рублей.


В Татарстане идет сразу несколько уголовных процессов, связанных с госпрограммами поддержки предпринимателей и прочими «грантоедами». Может, государству пора перестать раздавать бизнесу деньги, учитывая, что здесь всегда возникает коррупционная составляющая?

 

 

Д. Потапенко

— Такими программами я не пользовался, прекрасно знал, что это капкан. Категорически неверно существование этих программ, потому что государства не существует, государство — это договор между гражданским обществом и нанятыми сотрудниками под названием чиновники. Государство сначала отнимает с помощью налогов деньги в то, что оно называет бюджетом, а потом почему-то распределяет деньги. Для этого есть банки, конкретный механизм, а не более 70 программ господдержки! Они все должны быть закрыты! А люди, которые в них работают, должны быть расследованы и, скорее всего, получить реальные сроки. Еще раз говорю: для этого есть банковский институт — ему надо дать такие же права, как и всем этим корпорациям всяческих бизнесов, и все станет на свои места.

Почему не может банк выдавать? Да потому, что у него набор документов, в отличие от этих программ поддержки предпринимательства, кратно сложнее и кратно больше. Почему у нас в одном и том же государстве лютуют две принципиально разные формы документооборота? Не является ли это коррупцией в физическом смысле, когда кто-то себя обеспечивает работой? Подчеркну: предпринимателей нужно поддерживать просто налоговыми вычетами. А зачем мы все это создавали? Вроде все в трезвом уме и здравой памяти, но когда я слышу про программы поддержки предпринимателей, у меня, честно говоря, возникает ощущение, что те, кто пользуется, и те, кто распределяет, — это устойчивое бандформирование по пилению денег налогоплательщиков. Если предприниматель хочет поддержки, у него должен быть институт под названием банк, инвестиционный фонд. Точка.


Группа депутатов от партии «Единая Россия» во главе с Владимиром Афонским предложили ужесточить штрафы за ведение предпринимательской деятельности без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или юридического лица. Согласно проекту, штраф на первый раз должен составлять от 5 до 10 тыс. рублей, в случае повторного и последующего выявления нарушения — от 20 до 30 тыс. рублей.

 

 

Д. Потапенко

— В целом эта инициатива направлена на тех, кто осуществляет услуги в сферах перевозок, репетиторства и так далее. Тут много родов деятельности, которые никогда не нуждались в каком-либо дополнительном регулировании. А теперь мы решили порегулировать, а вернее содрать с них деньги. Это все, как обычно, коррупционная составляющая. Это не значит, что люди из темной или черной зоны выйдут.

Их пытаются различными террористическими способами вывести из тени, ошкурить. По-простому говоря, будет мздоимство. Рядовой ППСник пополнит свою казну по крышеванию мелких торговых объектов под названием "лоток" кратно больше, чем он мог это сделать раньше.


 

Госдума 25 июля во втором чтении приняла пакет законопроектов (всего их семь) о создании в России специальных административных районов (САР) на островах Русский (Владивосток) и Октябрьский (Калининград). 

 

 

Д. Потапенко

— Желание господина Орешкина (что-то сделать — прекрасно и удивительно. Другое дело, что оно не работает и работать не будет. Ключевая причина здесь не в налоговом режиме, а в общем режиме администрирования. С налоговыми режимами, которые вводятся в офшорных зонах, нужно работать во всей остальной стране. А последние 20 лет если в стране и развивается экономика, то только вместе с "режимом РОЗ": распил, откат, занос. До тех пор, пока "экономика РОЗ" не перестанет существовать, всякие САРы и ТОРы тоже будут пролетать.


 

 

Д. Потапенко

— Я не очень понимаю, как можно измерять коррупцию по опросам. Сразу вспоминается старый анекдот: “Две команды исследователей выясняют длину мужского полового органа. Одна говорит – 13 сантиментов, другая – 25 сантиметров. В итоге спрашивают: “Как получились такие разные сведения?”. А потому что одни меряли, а другие – спрашивали”. И с этим опросом то же самое.

Если мы говорим о коррупции, сначала нужно определить, что это такое. Это экономическое действо и только потом она становится преступлением. Вспомним печальный инцидент в “Зимней вишне”. Является ли коррупцией то, что пожарную сигнализацию оформляют через подконтрольные двум-трем бывшим сотрудникам пожарной инспекции организациям? Или, когда чиновничий бюрократический аппарат гоняет вас по кругу, но при налоговой есть некая регистрационная конторка, которая заходит и делает все бумажки быстро и шустро – это коррупция или нет? Если это все не считается коррупцией, то она в принципе не существует в России как класс.

Страница 1 из 30