— На сегодняшний день документ не дает четкого определения таким понятиям как «реновация» и «зона реновации», в нем не решены вопросы адекватной компенсации для всех собственников жилых и нежилых помещений и льготы для арендаторов, теряющих площади. Принятие закона в данной редакции открывает возможности для злоупотреблений. Средства, которые будут потрачены на строительство нового жилья, позволят привлечь инвестиции не только в строительную отрасль, но и массу смежных отраслей, позволят им развиваться. Основной вопрос возникает к существующему законопроекту по реновации, там присутствуют многочисленные правовые лакуны.


— Есть одна «великая тайна»: если ты хочешь не попадать в пробки, то пользуйся либо общественным, либо другими видами транспорта. Как у человека, который ездит долгое время на мотоцикле, у меня проблем с пробками особых нет. Для меня время дорого. Просто бросаешь машину, потом за ней возвращаешься. Предприниматель должен поступать именно таким образом, а не сидеть в телефоне, играя в «Сапера».

— Не будет у вас никаких слияний и поглощений – будет разорение. Жёсткое. Потому что рынок очень сильно схлопнулся. Вход на него копеечный. Последний даун может взять и варить профиль, только нужно нанять несколько не очень косячных таджиков.

Если консолидация на оконном рынке и случится, то игроки будут расти не за счёт слияния или поглощения бизнесов, а за счёт клиентской базы. Тогда через 5-10 лет на рынке останутся две-три крупные компании, которые прирастут на 3-5%, а остальные, «если они нормальные, сместятся из серой зоны в чёрную».

Вы можете очень много рассказывать о слияниях и поглощениях, но есть одно маленькое «но»: чего сливать? На рынке, на котором нет понятия бренда, в природе не может быть ни слияний, ни поглощений. Спросите у потребителя, какой самый популярный напиток в мире, и он ответит «Pepsi» или «Coca-cola». Спросите его про окно, и он не сможет вам назвать ни одного бренда – ни от профильных систем, ни от оконных компаний.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев выступил с традиционным отчётом перед депутатами Госдумы. Выступление было посвящено в основном социальной сфере и вопросам экономики. Не обошлось без резких заявлений со стороны оппозиционных фракций. Оптимизм, который в ходе своей речи продемонстрировал Медведев, не разделили многие парламентарии и российские политологи.

Медведев традиционно говорил о поддержке бизнес-сообщества, как об одном из самых приоритетных направлений в политике правительства. Инвестиционный климат в стране, по его словам, достаточно благоприятный. Банковская сфера и налоговая политика позволяют мелким и средним предпринимателям спокойно развиваться.

— Мы не можем его поддерживать или не поддерживать, мягко говоря. У нас что, есть варианты? Как говорится, это все равно, что сказать: «Поддерживаете ли вы солнце?». Солнце всходит и заходит, и движется вперед, поэтому здесь к нам вопросов нет. А то, что приведенные цифры не соответствуют действительности, пусть экономисты и показывают. Потому что вчера только Росстат отчитался. Я могу их цифры привести. Либо Дмитрий Анатольевич их не читал, либо еще что-то. Но у Росстата цифры принципиально другие, поэтому здесь для меня основная проблема только в этом. Росстат отчитался, что спад, к примеру, производства хлебобулочных изделий к концу марта достиг 2%, производства бензина и мазута – 7%, производства пластмассы и ППХ – 3,6%, стекла – на 11,1%, мостовых кранов – в полтора раза, холодильников – на 18,2% и далее везде. Это может посмотреть любой человек, обратившись в Росстат. А что касается развития бизнеса – смотря какой бизнес развивать.

Компания самого молодого российского дизайнера стала банкротом. На этой неделе суд признал финансовую несостоятельность ритейлера Kira Plastinina. О долгах сети газета «Коммерсантъ» писала еще в 2016 году. Тогда же стало известно, что компания сокращает число магазинов почти в три раза. Бренд появился в 2007-м. Его создал сооснователь компании «Вимм-Билль-Данн» Сергей Пластинин. А дизайнером стала его 14-летняя дочь Кира. При этом, по данным СМИ, она отошла от fashion-бизнеса уже давно и живет за рубежом.

Не секрет, что многие состоятельные люди готовы помочь своим детям в бизнесе. Кто-то становится спонсором, кто-то помогает советом или обеспечивает связями. «Коммерсантъ FM» узнал мнение обеспеченных москвичей о том, должны ли родители помогать наследникам в их деле?

— В бизнесе не существует родителей и родственников, а есть инвесторы, управляющие и владельцы. Если мне придется помогать своим детям, значит, в их бизнесе я буду либо инвестором, либо управляющим, либо владельцем. Ничего личного.

Такая мера, по мнению Лисовского, смотивирует покупателей перейти в небольшие магазины с одной-двумя кассами, что предоставит возможность работать малым формам торговли.

— Логика посыла бредовая. Это все равно что Васенька в классе бегает 100 метровку за 20 секунд, но чтобы ему не было обидно давайте всем остальным отрежем ноги и обмотаем их колючей проволокой.

Ведь у нас везде так. Чтобы поддержать какое-то одно направление ноги отрезаются у всех остальных.  Эта наша российская логика. Я очень негативно отношусь к подобному типу "лоббирования" интересов бизнеса.

Для того чтобы реально поддержать малый бизнес нужно не отрезать ноги всем остальным, а делать налоговые вычеты.  Надо развивать и поощрять конкуренцию, а не запрещать и контролировать. Убирать аморальные арендные ставки. Вдумайтесь - квадратный метр помещения в переходе в метро стоит 1 000 000 рублей в год. Нью-Йорк курит в сторонке.

Участники антикоррупционных выступлений жалуются на начальство на работе. После акций протеста, которые прошли в минувшие выходные в крупнейших городах России, в Сети стали появляться признания о трудностях в отношениях с руководством компаний. Многие сообщают о том, что начальство намекает на возможные проблемы для карьеры из-за гражданской позиции. Студенты также пишут, что руководство вузов не приветствовало их участие в митингах. Стоит ли афишировать свои политические убеждения на работе?

— Основная наша проблематика заключается в том, что Россия — это страна, которая очень часто пеняет на Запад и его якобы двойные стандарты. Но у нас самих, я бы сказал, тройные стандарты, потому что мы умудряемся фарисействовать сплошь и рядом. Поэтому, конечно, напрямую человека не уволят за высказывание его политических взглядов, но «уйдут» по какой-то другой статье. Был бы человек, а дело-то мы найдем. В нашей компании мы табуируем эту тему осознанно по причине того, что есть бизнес-процесс — это обслуживание клиентов, а все остальное — вторично.

Власть пытается «отбиться» от обвинений политической принадлежностью Алексея Навального. Алексей Навальный и его политический, общественный бэкграунд не играют роли, когда речь идет о коррупционном расследовании. Важны только факты. Любые подобные материалы должны быть предметом проверки компетентных органов через уголовные дела, и не имеет значения, кто об этом сообщил. А когда власть занимается переводом стрелок на фигуру сообщившего о факте коррупции, это добавляет еще больше вопросов. Я уверен — по фильму Навального не будет проведена проверка. Более того, большая часть наших граждан смирится с отсутствием реакции власти и правоохранителей, что очень печально.

Я не могу спорить с духовными, как говорится, аспектами восстановления мира в семье за столом. Есть просто одно маленькое «но» — за это же наши россияне не только жизнями платят: медики отмечают, что наши сограждане не в состоянии умеренно пить или развлекаться. К тому же, мы, скатившись с восьмого места в экономике на 13-е, сидя на недрах, наверное, можем позволить себе гулять сколь удобно долго. Но просто мы за это платим повышенными налогами, потому что в то время, когда мы отдыхаем, за нас все равно кто-то работает.

Бизнес-клубы хорошо реализуют разве что развлекательную функцию. На сегодня это большей частью тусовки, в лучшем случае – коворкинг. Я знаю много бизнес-клубов, но помогут ли они вырасти – вопрос. Кому-то помогут, а кому-то нет. Обычно члены клуба – люди, которым уже давно не нужна дополнительная раскрутка. Это сообщество по интересам, не более того.

— Для защиты чести и достоинства у нас в Уголовном кодексе уже есть соответствующие статьи, и поэтому принимать дополнительные статьи по защите чести и достоинства губернатора отдельно, мэра отдельно, главы управы отдельно, статьи о защите чести и достоинства главы пенсионного фонда отдельно, на мой взгляд, нет необходимости. Для этого в Уголовном кодексе есть все возможные функции, чтобы защитить честь и достоинство любого гражданина. Напомню, что президент — это гражданин Российской Федерации, а не какое-то богом избранное лицо.

Это как в споре Васи Пупкина и Коли Петрова — все решает суд на основании статьи Уголовного кодекса. Еще раз говорю, у нас все равны перед законом. У нас другого варианта нет. И если мы отделяем какую-то группу, например, группу начальников или дворников, и начинаем их каким-то образом защищать, то надо сносить Гражданский и Уголовный кодексы полностью. Сталкивался ли я с посягательством на свою честь и достоинство? Бог миловал. Знаете, есть старая буддийская притча: если в тебя бросаются оскорблениями, а ты их не заметишь, они так и останутся при человеке. Точно так же как подарок, который тебе дают, а ты его не берешь и идешь дальше, он тоже остается при человеке. Поэтому честь и достоинство, в общем-то, оскорбить словами невозможно.

Контролеры не смогут задавать предпринимателям вопросы, которых нет в специальном перечне. Во время проверки они должны будут строго следовать опроснику. На этой неделе Минэкономразвития направило правительству проект постановления с требованием разработать проверочные листы. В ведомстве убеждены, что эта мера позволит снизить нагрузку на малый и средний бизнес.

— Чек-листы это хорошая идея в теории, но на практике это незначительный барьер для чиновника, который при необходимости легко обойти. Никаких инструментов для того, чтобы приструнить всех чиновников, которые оказывают давление на малый, средний и крупный бизнес, нет. Это благое начинание вызывает у меня положительные эмоции, но поскольку живу я давно, а первое предприятие зарегистрировал в 89-м году, могу сказать, что шансов практически нет. 

Польза для потребителя будет весьма сомнительной, поскольку маркировка скажется на цене продуктов. Будет создана комиссия, на это будет выделен очередной бюджет, и, безусловно, все товаропроизводители стройными рядами пойдут в эту комиссию согласовывать, насколько их товар красный, желтый или зеленый. Любая маркировка, любая процедура привоза товара, его сертификации с очень понятными коррупционными составляющими, безусловно, повлияет на стоимость продуктов в сторону ее увеличения. Каждый постарается получить этот себе зеленый значок.

Как территория приоритетного инвестирования — нет. Все мои знакомые инвесторы, вкладывающие что-то в Крым, имеют достаточно краткосрочные планы. Инвестиция — вещь, которую нужно вернуть. Грубо говоря, люди продают деньги, чтобы потом купить эти деньги. Нужен платежеспособный спрос. И в Крыму эти процессы идут лишь до тех пор, пока есть государственные инвестпроекты вроде Керченского моста. Это срок в 2-3 года. Крым останется дотационным регионом: во что деньги ни вложи, назад не получишь.

Горизонт планирования достаточно краткосрочный, увы. И это плохо, горизонт должен быть не менее 36 месяцев — простите, но даже алкоголь, проституция и оружие не окупаются быстрее. Дальнейшее удушение малого и среднего бизнеса в России неизбежно, это типичная феодальная схема — но, как ни печально, разумная, потому что наши сограждане не хотят активно строить гражданское общество и в том числе развивать бизнес. А феодалы, пожирающие вассалов, лишь правильно реагируют на запрос населения.

У денег нет национальности. У нас денег нет, потому что у нас вся экономика сырьевая. Нужно ли нам разрабатывать месторождения? Это вещь обоюдоострая. Делая это, мы истощаем собственный резерв. Если мы говорим об инвестициях, то инвестировать нужно совершенно в иные сферы, туда, где имеет место технологическая обработка и хоть какая-то доля интеллектуального труда. Это задача наших феодалов. В любом случае, это двухходовка: сначала привлечь инвестиции на добычу сырья, потом привлечь деньги от продажи сырья в более глубокую переработку все тех же углеводородов. Мы не можем завтра начать производить айфоны (именно производить, а не собирать на нашей территории), мы все-таки привязаны к сырью.


Инвестиции стране нужны. Но и сейчас шансов на то, что наши феодалы опомнятся, и вложат их в производство продукции с добавленной стоимостью, не очень много.

Кудрин по поводу высокотехнологичного производства может говорить все, что угодно. Как в старом анекдоте: « - Абрам говорит, что он спит с восемнадцатилетней девушкой, а ему уже 90. – Ну, так и вы говорите…». Кудрина вообще не надо в пример приводить - открывать все экономические форумы должен господин Залдостанов, я считаю. Надо всем спалить свои дипломы, потому что Залдостанов все равно лучше всех знает, что надо делать с экономикой…

Страница 1 из 4

Меню