Считается, что конкуренция даже способствует возникновению дружеских отношений. Логика следующая: со своим конкурентом работаешь в одной сфере, вы имеете немало общих знакомых, можете поделиться друг с другом каким-то полезным опытом, в конце концов, просто вызывать уважение. Но есть один ключевой момент.

А что именно мы называем дружбой? Я считаю, что чересчур личные отношения могут нанести вред работе. Дружба и бизнес – это категории, которые должны существовать отдельно друг от друга. И неважно, речь идет о твоем конкуренте или партнере.

Больше всего накалывают именно друзья. Это я понял еще в 19 лет, когда один из моих «друзей» подвел меня под бандитов. В дальнейшем было еще несколько случаев, подтверждающих это золотое правило. К примеру, последний раз, когда меня подставил «друг», я потерял несколько миллионов на операциях на фондовом рынке. Он потом развел ручками и все свалил на управляющего. Выяснилось, что тот уже дважды сидел на мошенничество, и никто этого даже не проверил. И я тоже: ведь я давал деньги не ему, а человеку, которого знал 20 лет. Управляющего посадили в третий раз, но денег мне это не вернуло.

Дружбу втягивать в дела не стоит. Она может потребовать слишком больших жертв. Друзьям доверяют, и их не проверяют. А между конкурентами дружбы не может быть в принципе. Даже в условиях свободного рынка бизнес остается борьбой на конкурентном поле. Надо помнить, что ты работаешь не на себя или на компанию, а на клиента. И когда ты готов поступиться частью прибыли «ради друга», ты подводишь не себя, а клиента. А когда клиент что-то теряет, то ситуация в дальнейшем будет развиваться, как у самолета в пике.

А вот приятельские отношения – дело другое. Они сплошь и рядом развиваются даже между конкурентами, которые вовсе не обязательно должны друг друга ненавидеть. Тем более, в России, в сфере ритейла пока нет жесткой конкуренции, а потому нет и заклятых врагов. Наш рынок – маленький, как большая деревня. Мы все варимся в одном котле: почти все друг друга знают, и все друг о друге знают. Это плюс развивающихся рынков. Исключение составляют те сферы, куда вмешивается государство, навязывая себя в качестве одного из игроков рынка. В этом случае независимый бизнес и конкуренция растворяются. Говорить о войне или дружбе уже не имеет смысла.

Есть такое устоявшееся определение «соЁбщество»: мы уже слишком связаны, чтобы устраивать войны. К примеру, конкуренция за персонал уже давно ушла в прошлое: бизнес настолько технологичен, что уже неважно, кто конкретно занимает ту или иную должность. Главное – построить систему. В «Магните» работает половина бывших сотрудников X5, и наоборот. И это вовсе не означает, что эти компании должны не любить друг друга. Более того, сотрудники наверняка дружат со своими бывшими коллегами. Это способствует тому, что в сфере отношений с конкурентами царит атмосфера определенной информационной открытости, без шпионажа и саботажей. Потому как при возникновении каких-то таких ситуаций найти концы не составляет сложностей.

От профессиональных контактов, безусловно, может быть польза, но, скорее, косвенная. Отношения при этом могут быть со всеми конкурентами разными. При встрече с одними я не более чем вежливо улыбаюсь, с другими – регулярно встречаюсь в личное время, причем и один на один, и группами. Конечно, есть те, кто не переваривают друг друга. Но причины этого, как правило, кроются не в бизнесе, а в эмоциональном восприятии друг друга.