Российским топам не нужны знания «снизу».

Петеру Агнефьеллю, назначенному генеральным директором группы компаний IKEA, чтобы дойти до этой должности, понадобилось 18 лет – в 1995 году он пришел в компанию простым стажером. История, совершенно невозможная для российского рынка. Да, в каждой компании есть свои истории успеха – можно вырасти, скажем, из директора подразделения до директора филиала. Но из продавца до топ-менеджера – никогда. Наверняка какие-то случаи найдутся, но это будут скорее исключения, подтверждающие правило.

Конечно, первое, что ответят на это ритейлеры, – виновата молодость компаний. X5, к примеру, вышла на IPO в 2004 году, ей чуть больше 10 лет. Казалось бы, ну как за это время можно сделать пилотирующий бросок?

Но основная причина все-таки в том, что российские компании сами не заинтересованы растить подобные кадры. Топовые позиции у нас очень далеки от рядового персонала, даже уровня директора магазина. Так уж повелось, что у нас от первого лица компании требуется прежде всего выполнение административных функций, а не основного функционала компании. К примеру, общение с государственными органами – функция, которая у многих зарубежных компаний отсутствует как таковая. Привлечение инвесторов – упор на это был особенно заметен в 2000–2005 годах, когда была мода на зарубежных менеджеров, особенно в динамично развивающихся компаниях. Конечно, сейчас это менее актуально, но западные топ-менеджеры, которые присутствуют во многих компаниях, все равно сегодня отвечают больше за стратегию, максимум – могут провести какие-то мастер-классы. Операционную деятельность они не ведут.

Получается, что знание бизнеса «от и до» российскому руководителю не так уж и нужно. Мне самому, например, очень печально, что в России я очень мало занимаюсь своей производственной функцией – обслуживанием клиента. За рубежом же государству ты не нужен, инвесторам бизнес понятен и так, но при этом там гораздо более жесткая конкуренция за клиента. Отсюда и необходимость в людях, которые знают, как она работает там внизу.

У нас же рынок не конкурентен, особенно если говорить не только о ритейле, а о бизнесе в целом. Во многих отраслях вообще частный сектор существует как вспомогательный, большая доля – государственная. А для чиновника понятие конкуренции не существует в принципе – хоть упрись, бумажку ты получаешь всегда только в одном месте. Это их приучает к совершенно конкретному поведению – «я столп, а вы вокруг меня крутитесь». Поэтому я уверен, что пока такая ситуация сохраняется, историй взлета, подобных той, что произошла с генеральным директором IKEA, у нас не будет, – даже когда компании состарятся.