Бизнес – это как бодибилдинг, не женский вид спорта.

В России нет традиции ведения семейного бизнеса, и она не может появиться, так как и бизнеса самого нет. Бизнес-стратегии в России строятся хорошо если на полтора-два года. Всегда есть риск, что завтра придут бравые ребята и тебя упакуют, – достаточно вспомнить пример «Арбат Престижа», когда парень три года отсидел, пока не выяснилось, что он ничего не нарушал. Хоть бы компенсацию символическую выплатили – миллионов 10 рублей для улучшения имиджа и инвестиционного климата. Частично из-за такой расстановки, если родители и стремятся вовлечь ребенка в свой бизнес, то гораздо чаще это происходит с мальчиками, чем с девочками. Я – не сторонник того, чтобы всеми силами тянуть в бизнес тех и других. Однако воспитание бизнес-качеств в мальчиках все-таки более перспективно, чем в девочках. У меня самого две дочери, но будь у меня сын – я, наверное, вводил бы его в курс дела того бизнеса, которым я занимаюсь, если ему интересно.

Бизнес – не женское дело. Сразу подчеркну, что я имею в виду реально большой бизнес, а не фриланс, когда девушка, скажем, держит дизайн-бюро с двумя подчиненными.  Она может развлекаться, называя себя предпринимателем, но это обыкновенная самозанятость, ее прибыль – это ее зарплата, которую она сама себе платит. Если же мы говорим о чем-то крупном, а тем более о ритейле, то женщины, которые добиваются здесь успехов, как правило, имеют не слишком успешную личную жизнь. Статистика у меня приличная – я знаю больше сотни женщин-предпринимателей. И с детьми происходят не совсем верные вещи, потому что мама должна быть белая и пушистая, а не со стальным характером и так далее. Возможно, есть исключения, подтверждающие правило, но факт остается фактом. Бизнес – как накачивание мускулов: хорошо, если женщина поддерживает себя в форме, но когда у нее все бугрится, как у культуриста – так, что прикоснуться страшно, – это уже плохо.

 

«Почему из женщин получаются хорошие финансовые директора? Потому что это роль хранительницы очага.»



Я – за полное равноправие полов, но, на мой взгляд, с точки зрения генотипа и модели поведения, бизнес больше подходит мужчинам. Бизнес – это завоевание, атака, ведение вперед. Да, можно приводить пример Европы, где женщин в бизнесе гораздо больше, но, во-первых, там идет планомерная борьба за это, а во-вторых, там не такая агрессивная внешняя среда. У нас же предпринимателям требуются разведческие качества. Почему из женщин получаются хорошие финансовые директора? Потому что это роль хранительницы очага.

 

«Посмотрите, например, на Киру Пластинину, воспитанную папой-бизнесменом. Ну, какой она предприниматель? Я не сильно рублю в моде, но то, что она делает, – это не плохо, а ужасно.»



Да, есть бизнес-процессы, связанные с творческим восприятием, даже истеричностью, которые вроде бы подходят женщинам. Истеричность – это ни плохо, ни хорошо, это то, что присуще любому творческому человеку с обостренностью чувств. Но если строить ритейл, где ты должен угождать клиенту, ставить и дрессировать продавцов, то тут женщинам делать нечего. Посмотрите, например, на Киру Пластинину, воспитанную папой-бизнесменом. Ну, какой она предприниматель? Я не сильно рублю в моде, но то, что она делает, – это не плохо, а ужасно.

В то же время, если говорить со стороны, то для меня не принципиально, с кем иметь дело как с партнером по бизнесу – с мужчиной или женщиной, и не сказал бы, что есть какие-то существенные различия в поведении. Тем более что я объективно понимаю: полностью правых и неправых в вопросе о том, стоит ли женщине заниматься бизнесом – нет, да и воспитание у нас такое, что какой-то баланс найти трудно. Но пока женщина в бизнесе остается во враждебной среде.